II. Апостольское чтение. Зачало (81): к Римлянам 2:10-16

10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во— первых, Иудею, потом и Еллину!
11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся
13 (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут,
14 ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон:
15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую)
16 в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа.

Практический очерк содержания рядового чтения

Главная истина, внушаемая дневным чтением из апостола, заключается в том, что все люди, без благодати во Христе, находятся от природы под грехом и подлежат осуждению Божьей правдой.
1. На основании закона письменного (ст.12, 13), или Слова Божьего.
а) Все мы получили Слово Божье, в котором ясно начертана для нас Божья воля то в особенных заповедях и запрещениях, то в увещаниях и предостережениях, то в примере Иисуса Христа.
б) Все мы многократно нарушали эту божественную волю; самое поверхностное самоиспытание и самое легкое сравнение нашей жизни с требованиями закона Божьего убедит нас в этом несомненно; ибо закон не удовлетворяется тем, когда только знают его, но тем, когда исполняют его (ст.12. 13).
в) Посему Слово Божье произносит над всеми нами Божий суд, если мы не исполняем божественной воли.
2. На основании закона внутреннего или совести ст. (14–16).
а) Весь род человеческий, независимо от письменного закона, получил от Бога иной, живой закон, написанный в совести каждого человека. Совесть внушает даже язычникам их виновность и ответственность перед Богом (ст.14–15); ибо она руководит их к познанию истины и добра, и наказывает их за грех угрызением и беспокойством.
б) Еще сильнее действует совесть в тех, которые имеют и знают письменный закон.
в) Таким образом, в великий день суда не будеть пощады никому из грешников: ни тем, которые жили и еще живут с одним внутренним законом, каковы язычники; ни тем, которые имели и имеют письменный закон, каковы иудеи и христиане. Как те, так и другие непременно погибнут, если не прибегнут с покаянием и верой к Божьей благодати во Христе и не сделаются творцами закона, а не слышателями только (ст.13. 16).
Разбирая общую мысль апостольского чтения по частям, проповедник может извлечь следующие темы для церковного собеседования:

К чему побуждает нас истина, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей?

"Слава и честь и мир всякому, делающему доброе… Ибо нет лицеприятия у Бога" (ст.10–11).
Чтобы уничтожить самообольщение Иудеев, которые гордились своей правдой от закона и считали себя лучше и совершеннее язычников, апостол учит, что у Бога нет лицеприятия, что Он будет беспристрастно судить всех людей, награждать добрых и наказывать злых. Какая высокая истина! Сколько в ней заключается побуждений и поощрений!
К чему побуждает нас истина, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей?
1. К благоговению и послушанию Богу.
а) К благоговению. Если мы думаем о Бог, как о нелицеприятном Судье, то мы имеем самое высокое понятие о Нем, потому что Он, как Судья всех людей, должен быть всеведущим, знать все мысли, намерения и действия всех людей, проникать все обстоятельства, причины и побуждения человеческих поступков, — должен иметь высочайшее нравственное совершенство и быть источником всякой нравственности и добродетели.
Но так как Он дал людям нравственный закон, то отсюда следует также, что Он между нравственностью и счастьем людей устанавливает надлежащее полное согласие: с делами добра соединяет славу и честь и мир, как говорится в тексте. Поэтому Он должен обладать, наконец, высочайшим могуществом, чтобы это согласие привести в исполнение. Какое благоговение вселяет в нас такое представление о Боге, как нелицеприятном Судье всех людей!
б) К послушанию. Перед Богом мы не можем утаить ни одной худой мысли, слова и дела; никогда и нигде не скроемся мы от Его всеиспытующего взора. Участь, которую мы заслужили, не преминет постигнуть нас. Такое понятие о Боге не должно ли побуждать нас к послушанию Его закону, к избежанию всякого греха и неправды?
Коль скоро настигает нас искушение, мысль о нелицеприятном Судье должна укреплять нас в борьбе со грехом и поощрять к Богоугождению.
2. К снисхождению, при нашем суждении о других людях.
Люди обыкновенно строго и жестоко судят о погрешностях других людей, между тем, как сами себя считают безгрешными или оправдывают свои грехи всевозможными извинениями.
а) Какая дерзость судить о поступках других и извинять свои собственные перед всеведущим, нелицеприятным Богом! "Неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя" (Рим. 2:1). Каждый человек обязан повиноваться закону добродетели, данному Богом, а Бог судит каждого по этому закону; "ибо нет лицеприятия у Бога" (Рим. 2:11).
Если мы все некогда будем стоять перед одним Судьей и судиться по одному закону, то как ты осмеливаешься осуждать и обвинять ближнего, не осуждая самого себя? Если ты даже не имеешь таких проступков, какие порицаешь в ближнем, то ты имеешь другие, быть может, тягчайшие.
Или ты думаешь, что Бог благ и долготерпелив только к тебе, а не и к братьям твоим? Но Он есть Отец всех людей, а все они — Его дети, и y Него "нет лицеприятия."
б) Будем, следовательно, снисходительно судить о наших ближних и никогда не забывать, что мы имеем одного нелицеприятного Судью. Если мы умоляем Его о терпении и пощаде, уповаем на Его милосердие и долготерпение, то должны и со своей стороны быть милосердны и долготерпеливы к погрешностям других.
Мы легко можем ошибиться в своем суждении, но Бог, всеведущий и нелицеприятный, никогда не ошибается.
3. К бдительности к самим себе.
а) Бог богат благостью и долготерпением, говорится у апостола (Рим. 2:4 [118]), и Его благость должна побуждать нас к покаянию. При сознании наших грехов, мы должны уповать на Его благость, но не оставаться беспечными в деле нашего исправления и спасения. Иначе ты "сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога" (ст.5). Но есть люди которые прилагают грехи ко грехам, и при этом с неизвинительным легкомыслием полагаются на благость Божью.
Они воображают, что у них довольно еще времени для исправления и отлагают его до конца своей жизни. Благоразумно ли это? Знают ли они, какого труда и борьбы стоит спасение? Не увеличивают ли они своего наказания, продолжая коснеть нераскаянно во грехе?
б) Если мы живо представляем себе, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей: то мы должны оставить беспечность и быть:
— бдительными к самим себе, ко всем нашим мыслям, намерениям и действиям,
— бдительными, чтобы не явиться неприготовленными перед судилищем,
— чтобы не осталось в нас незамеченным ни одного греха, ни одного дурного навыка: ибо Бог есть нелицеприятный Судья всех людей.
4. К ревности к добру.
Не довольно избегать только зла, надобно также преуспевать в добре и обогащаться преимущественно делами христианской любви и благочестием. К этому побуждает нас истина, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей.
а) Не напрасно, следовательно, исполняем мы наши обязанности с бескорыстием и самоотвержением.
Не потеряны минуты, в которые мы боролись со грехом и укреплялись в добродетели.
Не тщетны наши усилия, с которыми мы подвизались для достижения совершенства.
Не останутся без награды те благодеяния, какими мы старались смягчать горе ближних, и т. д. Потому что Бог "воздаст каждому по делам его" (ст.6); y Него "нет лицеприятия."
б) Такая истина должна побуждать всех нас к ревности в добрых делах, укреплять наши силы в борьбе с трудностями и препятствиями, оживлять наше упование на Бога. Если награда добродетели здесь, на земле, мала; если благочестивый труженик должен много терпеть оскорблений ради своей правды и благочестия: то " в день, когда … Бог будет судить тайные дела человеков," (ст.16) каждый благой деятель непременно получит "славу и честь и мир всякому, делающему доброе; ибо нет лицеприятия у Бога" (ст.10–11).

Быть благочестивым можно во всяком звании и состоянии

"Славу и честь и мир всякому, делающему доброе" (ст.10).
Кто бы ты ни был, христианин, к какому бы незнатному званию ни принадлежал, — апостол обещает тебе славу и честь и мир, если ты делаешь благое. Ибо "нет лицеприятия у Бога" (ст.11), перед Ним все равны; Он всех награждает или осуждает, венчает славой и честью, или посылает скорбь и тесноту — по делам (ст.6. 9); а делать добро могут все и всегда.
1. В чем состоит христианское благочестие?
а) Не в том, чтобы делать много или чтобы совершать великие и славные подвиги.
Много было благочестивых людей, которые не совершали ничего великого и блистательного, по понятиям мира; не жили в пустыне и не проводили отшельнической жизни. Но они удостоились перед Богом великой святости: хотя жили в мире и занимались скромными делами своего звания.
б) Не в том также, чтобы совершать только подвиги необыкновенные, напр., мученичества, исповедничества и т. п. Такие подвиги, по своей особенности, редки и случаи к ним представляются не часто.
в) Христианское благочестие состоит в благочестивом исполнении обязанностей того звания, какое возложено на нас Церковью и обществом; ибо каждый человек поставлен в своем звании не случайно, а по воле Божией; следовательно, если Бог призывает нас к известному служению, то без сомнения для того, чтобы мы прежде всего исполняли обязанности, налагаемые этим служением.
Как бы ни было высоко или низко наше звание, но не оно само делает нас благочестивыми или нечестивыми, а то, как мы его исполняем.
2. Как мы должны исполнять обязанности своего звания, чтобы быть благочестивыми и заслужить от Бога славу и честь и мир?
Мы должны быть делателями, делающими благое, т. е. исполнять обязанности своего звания:
а) Добросовестно или по совести: не опускать ни одной из обязанностей, но выполнять каждую в свое время и надлежащим образом, как рабы Божии, к которым взывал Апостол — "имейте добрую совесть" (1 Петр. 3:16 [119]).
б) С усердием и любовью: не пренебрегать делами своего звания, как малозначущими, но трудиться с усердием и охотой, как над делом, возложенным на нас самим Богом, в пренебрежении которого мы должны дать отчет (Рим. 12:11 [120]).
в) С постоянством и терпением: не бросать дела потому ли, что мы любим заниматься им только в известное время, или потому, что оно кажется нам трудным; но трудиться терпеливо до конца, препобеждая все препятствия и не отчаяваясь в добром успехе. Пример такого постоянства представляют апостолы, когда они, потрудившись всю ночь над рыболовством, ничего не поймали; но несмотря на это снова начали чинить сети и готовится к своему ремеслу (Лук. 5:2–5 [121]).
г) Во славуБожью (1 Кор. 10:31 [122]), а не из видов корысти или тщеславия.

I. Нет лицеприятия у Бога — что эта истина, рассматриваемая сама в себе, содержит?

"Нет лицеприятия у Бога" (ст.11).
1. Никто не имеет перед Богом бóльшего почтения потому, что пользуется бóльшим почтением между людьми.
а) Почтение от людей человек может приобретать вследствие своего звания, происхождения, богатства, природных дарований, а иногда даже вследствие особенных благодатных дарований, которые, по своей особенности, не могут не обратить на себя известного внимания.
б) Но имеет ли человек какое-либо особенное почтение перед Богом потому только, что он почтен между другими людьми? Нет:
а. преимущества, какими обладает он, даны ему от Бога (1 Кор. 4:7 [123]);
b. чем выше эти преимущества, тем больше и ответственность за их употребление (Лук. 12:48 [124]).
2. Никто не имеет перед Богом меньшего почтения потому, что не почтен между людьми.
а) Не почтен между людьми обыкновенно тот, кто ни по званию, ни по происхождению, ни по земному благосостоянию, ни по замечательным талантам, не может приобрести себе какого-либо почета между своими ближними.
Такой человек обыкновенно презирается теми, которые пользуются у людей внешней славой и земными преимуществами; даже иной раз и немощные христиане смотрят на него так, как пишет Апостол Иаков (2:1–5 [125]).
б) Не имеет ли такой человек, ради своего непочтения между людьми, меньшее почтение и перед Богом? Нет: как никакая внешняя высота нашего положения не делает нас высокими перед Богом, так никакая внешняя его низость не делает нас низкими перед Богом.
3. Только посредством веры в Ходатая, Сына Божьего, человек приобретает почтение перед Богом и самую высшую из всех почестей — наименование чадом Божьим по благодати (Иоан. 1:12 [126]).
а) Быть Божьим чадом значит несравненно больше, чем быть сыном могущественнейшего и знаменитейшего монарха в мире.
а. Для такого всыновления человек сотворен изначально, потому что он сотворен по образу Божьему (Быт. 1:26–27 [127]).
b. Это всыновление потеряно через грех, но для его возвращения Единородный Сын Божий принял человеческое естество (Гал. 4:4–5 [128]).
с. Оно возвращено всем, но удерживается только теми, которые веруют в Сына Божьего и приобщаются Его крестных заслуг (Иоан. 1:12).
б) Когда человек имеет это всыновление, тогда он почтен перед Богом, хотя бы перед другими людьми он был и презренным Лазарем; в противном же случае он перед Богом — мерзкий и отвратительный грешник, хотя бы между людьми был славен, по своему могуществу и богатству, как Артаксеркс (Эсфир. 1:1 [129]).

II. Какое в этой истине заключается предостережение и утешение?

1. Предостережение — для знатных мира сего, чтобы они не превозносились.
а) Что обыкновеннее гордости и тщеславия, которые возрастают у людей в той мере, как они приобретают почести и славу между людьми?
б) Но ах! — вы, которые стяжали славу от людей, не превозноситесь вашими человеческими почестями и не думайте, что вы через это приобрели уже честь и перед Богом.
в) Напротив, если вы обретёте славу всыновления, которое даруется только благодатию во Христе, то вы должны тем глубже чувствовать ваше смирение, чем выше ваше достоинство и почтение между людьми.
2. Утешение — для ничтожных мира сего, дабы они, ради своей ничтожности в глазах людей, не страшились за свое ничтожество и y Бога.
а) Конечно, высокомерие может скрываться и под рубищем, как и под пурпуром и шелками; но, по обыкновенному порядку, непочтенный перед людьми может с меньшей трудностью достигать почтения перед Богом, чем именитый и славный между людьми.
б) A какое утешение для вас, которые между людьми ничтожны и презренны, которые сознаете ваше ничтожество, как грешников, — какое утешение для вас, что ваше внешнее ничтожество нисколько не делает вас ничтожными перед Богом и не препятствует вам стяжать у Бога высшую почесть быть чадами Его?!
в) Напротив, ваша внешняя нищета и убожество побуждает вас гораздо легче и искреннее желать и достигать той славы, какую Бог дарует по Своей благодати всем истинно верующим в Него, желающим искупить свои тяжелые прегрешения (Мф. 25:34 [130]).

О ложных направлениях совести

"Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их" и т. д. (ст.15).
В сердце человека скрывается сила или способность, побуждающая к добру и предостерегающая от зла; она обнаруживается, то в обвинениях или порицаниях за худые, то в оправданиях или одобрениях за добрые поступки и дела. Эта сила называется совестью. "Совесть — истинное домашнее судилище. Преступник может избежать иногда суда человеческого, но он никогда не избежит суда своей совести." [131] Но этот голос Божий в человеке может заблуждаться и принимать ложные направления.
Есть совесть сожженная или ослепленная, которая зло называет добром, какова, напр., была у иудеев, думавших избиением Божьих служителей угодить Богу (Иоан. 16:2 [132]) Есть совесть притупленная, которая не считает зла злом, и немощная, которая зло считает слишком великим злом и безразличное называет грехом.
1. Совесть ослепленная: — "зло есть добро!" — Если ум заблуждается, если примешиваются к нему ложные религиозные и нравственные понятия, то совесть ослепляется, считает злое добрым и требует исполнения этого мнимого добра, и проч.
а) Примеры. Иудеям было сказано: "око за око," и они считали ненависть к врагам чем-то добрым. Преследуя христиан, они полагали, что поступают из богоугодной ревности к вере отцов.
Языческие императоры и судьи думали, что делают нечто доброе, предавая на мучение христиан, презиравших языческие божества.
Христиане в прежние времена сжигали еретиков из слепой ревности ко Христу и Его Церкви.
Между дикими и языческими племенами еще и до сих пор выбрасывают слабых детей, сжигают вдов, умерщвляют старых родителей из сострадания и т. д. Тут действует ослепленная совесть и действует часто ужасно и варварски.
б) Не бывает ли этого и y нас?
Нередко! Скажи дитяти, чтобы оно хулило, передразнивало и пересмеивало соседей и проч.; оно, конечно, это сделает и будет считать свой поступок справедливым.
Скажи ему, пусть оно ворует, приносит в дом чужое добро, и похвали его за это, — и оно думает, что сделало хорошее дело.
Говори ему часто, что власти для того только и существуют, чтобы мучить людей, и оно в продолжение всей жизни будет питать ненависть к начальству.
в) Как можно избежать этого?
Посредством христианского воспитания. Дитя должно рано узнать и всегда помнить, что действительно хорошо только то, чего хочет Бог: любовь, милосердие, сострадание, прощение, справедливость, честность и т. д. Тогда совесть понуждает к этому и предостерегает от противного и т. д. Тогда счастье добродетели прочно. Кто поступает с ослепленной совестью и думает, что делает добро, тот истинно несчастлив. Он испытывает иногда лишь злорадное удовольствие.
2. Совесть притупленная: — "зло не есть зло!" — Совесть есть сила, но она может быть ослаблена; это — меч, который может притупиться. Посредством влияния злой воли, посредством многократно повторяющихся злых поступков чувство совести притупляется точно так же, как посредством добрых поступков усиливается.
а) Примеры. Высокомерный оскорбляет других, заносчив с другими, принимает свысока каждое слово, не прощает. Совесть пробуждается, но злая воля не хочет исправиться, — и совесть ослабляется, понижает свой тон, говоря: "так и должно быть; не следует быть слабым; не должно дозволять себе ничего оскорбительного; должно отплачивать за себя."
При сластолюбии также восстает совесть против плотоугодия, невоздержания и ленности. Но тут она опять усыпляется словами: "Нужно жить и наслаждаться, не следует изнурять тело и насиловать самого себя" и т. д.!
Корыстолюбец приобретает неправдой имущество, не обращает внимания на обиженных им ближних, — совесть сильно восстает вначале. Но потом ее убаюкивают, говоря, что нужно заботиться о себе, что деньги и имение — высочайшие блага, что только святые были справедливы и бескорыстны, — и совесть молчит.
Злой муж жесток к жене; совесть вначале упрекала его за это. Но потом он думает, что он господин в доме, что он не должен терпеть никаких советов и замечаний, — и заглушает свою совесть в сообществе с чужими женами, в пьянстве и распутстве.
б) Что это за человек? Он похож на животное; он заглушает в себе благороднейшие чувства; он не имеет более никакой истинной радости!
в) Остается ли она всегда такой? Совесть может быть заглушена, но не совершенно подавлена и убита. Она пробуждается в тюрьме, при бурях и невзгодах, в несчастьи и нужде, и на смертном одре. Но несомненно — по ту сторону гроба. A это — ужасное пробуждение. Тогда настанет страшное отмщение совести!
3. Совесть немощная: — "Зло есть слишком великое зло, и любое деяние — грех." Такая совесть бывает реже у людей, чем совесть ослепленная и притупленная, но бывает.
а) Что делает такая совесть? На простительные грехи, она смотрит, как на тяжкие, и на безразличные поступки, как на грех, не верит никакому отпущению грехов, вопреки божественному обетованию и сомневается во всесильной Божьей благодати.
Ей недостает веры. Такое состояние совести составляет ужасное мучение для самих несчастных, для родных и для духовного отца.
б) Откуда происходит немощность совести? Большей частью от телесной, глубоко лежащей болезни, от расстройства телесных отправлений. Часто она бывает следствием какой-либо испытанной жестокой несправедливости, совершенного истинно тяжкого греха. Часто она бывает наказанием Божьим, потому что во время не было принесено искреннее раскаяние.
в) Как можно помочь ей? Духовные наставления, увещания и опровержения редко тут помогают. Даже принятие Святого Причастия иногда оставляется. Тут много может сделать телесный врач, излечив болезнь.
г) Увещания. Если мы имеем только простительные грехи, то у нас довольно есть случаев к их изглажению. Но если угнетают нас тяжкие грехи, то мы имеем спасительное средство в таинстве покаяния, уповая на заслуги Иисуса Христа и на Божье милосердие.
Счастлив тот, кто имеет благонастроенную и чувствительную совесть. Но может быть счастлив также и грешник, если он свою пробудившуюся совесть успокаивает покаянием.

Как поступает христианин, если он исполнитель закона?

"Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут" (ст.13).
В великий день суда, "когда … Бог будет судить тайные дела человеков" (ст.16), не слушатели закона оправдаются перед Богом, а исполнители закона (Мф. 7:21 [133]). По сему "бывайте творцы слова, а не точию слышателие, прельщающе себе самех" (Иак. 1:22–26 [134]).
1. Как он поступает в жизни вообще?
а) Он не изменяет ничего в содержании закона, по своему произволу; не делит заповедей закона на большие и меньшие, на существенные и несущественные, ибо он есть только исполнитель закона, а не судья и господин (Иак. 2:10; [135] Сир. 15:20 [136]).
Все, что Бог говорит ему в своем слове и в своей Церкви, он принимает беспрекословно (Иоан. 6:60; [137] Исх. 5:2; [138] Рим. 15:4 [139]).
б) Он любит своих ближних, как самого себя, и заботится об их нуждах, как о своих собственных (Рим. 12:15; [140] Фил. 2:4 [141]), зная, что любовь есть исполнение закона, и что "любяй друга закон исполни" (Рим. 13:8-10 [142]).
в) Он в своих правилах и деятельности не сообразуется с духом, мнениями и обычаями мира; его наставник — Слово Божье, его руководитель в жизни — Святая Церковь.
г) Он не пренебрегает своим званием, в котором призван, по слову Апостола — "в усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите" (Рим. 12:11), исполняет с усердием и любовью свое ремесло, не нуждаясь в каких-либо внешних побуждениях или понуждениях, ибо он знает, что "слава и честь и мир" принадлежит "всякому, делающему доброе," кто бы он ни был по званию, и что "нет лицеприятия у Бога" (ст. 10, 11).
д) Иногда не хватает ему в жизни духовной радости и утешения; скорбные мысли наполняют его сердце: но он не предается отчаянию, а уповает на Бога и крепко держится Его обетований.
2. Как он поступает, как исполнитель закона, в жизни домашней?
а) Если он супруг, то смотрит на супружеский союз, как на таинственный союз Христа с Церковью (Ефес. 5:32 [143]).
б) Если он отец или мать, то воспитывает детей своих в наказании и учении Господнем (Ефес. 6:4 [144]).
в) Если он домовладыка, то печется о своих слугах, как о детях, не нарушая отношений, определяемых с одной стороны господством, а с другой — зависимостью (Ефес. 6:5–9; [145] Кол. 4:1 [146]).
г) Если он сын, то почитает отца и мать или тех, которые заступают их место; повинуется им, любит их и помогает им (Кол. 3:20 [147]).
д) Если он слуга, то исполняет свои обязанности с верностью и усердием, не только в отношении к благим и кротким господам, но и к строптивым, не только в их присутствии, но и в отсутствии (Ефес. 6:5–8; 1 Петр. 2:18 [148]).
3. Быть исполнителем закона не так легко, как многим, быть может, кажется.
а) Одного намерения, одной собственной воли и сил человеческих для этого недостаточно; здесь требуется всесильная помощь благодати Божией, постоянная бдительность, молитва и внимательность к требованиям закона Божия.
б) Исполнитель закона должен выдержать многие испытания: то он терпит иногда материальные нужды; то его точность подвергается часто пересудам людским, как излишество; то в нем самом нередко возникает медлительность, рассеянность в молитве, дурные мысли, или ему недостает благодушия, и проч.
в) Однако же исполнитель закона утешает себя благодатным Божьим содействием, примером других, более опытных исполнителей закона, живой надеждой на лучшую будущность, которая настанет в другой жизни (Иак. 1:25 [149]).