I. Евангельское чтение. Зачало (72): от Матфея 17:14–23

14 Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени,
15 сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду,
16 я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его.
17 Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда.
18 И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.
19 Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его?
20 Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас;
21 сей же род изгоняется только молитвою и постом.
22 Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие,
23 и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились.

Практический очерк содержания рядового чтения

В Евангелии десятой недели изображается слабая вера и указываются средства к ее укреплению. Слабость веры:
1. Обнаруживается в бессильной борьбе против зла (ст.14–16) и заслуживает справедливого обличения и негодования Иисуса Христа (ст.17); ибо мы так давно находимся в общении с Ним и, однако, не могли еще приобрести совершенной веры в Него.
2. Укрепляется Иисусом Христом, ибо Он
а) может удалить все препятствия для веры — зло в нас (ст.18);
б) может, посредством укрепленной веры, сделать нас способными к совершению величайших дел (ст.19, 20)
в) и мы со своей стороны не должны пренебрегать употреблением необходимых средств к укреплению веры, именно: молитвой и воздержанием (ст.21).
Круг предметов, предлагаемых этим Евангелием для гомилетической разработки, весьма необширен. Важнейшие истины, о которых проповедник может беседовать с церковной кафедры, могут быть следующие:

О поклонении Богу

"Подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего" (ст.14).
Обыкновенный человек большей частью только просит, если молится. Он подобен бедному, который приходит в дом богатого только потому, что он в чем-либо нуждается, терпит, например, голод, но никогда для того, чтобы с ним радоваться; он следует за человеком зажиточным по пути только для того, чтобы выпросить у него что-нибудь, а не для того, чтобы в сопровождении с ним провести время.
Но есть не одна молитва просительная, а и хвалебная и благодарственная. Всегда только просить Бога значит быть своекорыстным и выставлять свое неудовольствие напоказ. Человек в нынешнем Евангелии сначала поклонился Спасителю, а потом уже сказал: Господи, помилуй сына моего.
Почитать Бога, славословить Его, удивляться Ему, благодарить Его, радоваться с Ним, значит поклоняться Богу. Как мы можем и должны поклоняться Богу?
1. В наших делах. Мы можем и должны поклоняться Богу во всем, что мы делаем, — в наших делах.
а) Мы находимся дома, лежим в постели, спим, пробуждаемся, вкушаем пищу и т. д. Если мы теперь при каждой перемене нашего положения, напр., при пробуждении, после стола и проч. возвышаем наше сердце и мысли к Богу, испрашиваем Его благословения, благодарим Его за сон и пищу; то это называется поклонением. Через это освящается вся наша дневная деятельность.
б) Мы идем в церковь, чтобы там провести в служении Богу больше времени, чем это возможно дома. Тут мы молимся и благодарим Господа вместе со священнослужителями.
Если идут сюда с добрым настроением, то уже одно оставление земных занятий, один уже шаг во храм Божий, одно благоговейное знамение крестом, каждое коленопреклонение есть уже поклонение Богу.
A если с телом поклоняется Богу и душа в благодарных и хвалебных молитвословиях, то поклонение — полное.
в) Идут на дела своего звания. Сеют, косят, жнут, куют, пишут, учат и проч. Если все это делается с любовью к Богу, то каждый удар молотка, каждый взмах косы, каждый почерк пера и т. д. есть уже поклонение: "да будет воля Твоя!"
г) Воспитывают ли детей. Если воспитывают их благочестиво — увещаниями, исправлениями и примерами; если хотят усердно вести их опять к небу, от которого их получили, и дети слушают и принимают в себя доброе семя воспитания: то это — поклонение: "оставите детей приходити ко Мне!"
д) Мы приходим в соприкосновение с людьми. Если мы заботимся, чтобы при этом обращении не произошло ничего худого, радуемся с радующимися, утешаем печальных, помогаем угнетенным: то это поклонение Богу.
е) Человек имеет великого врага, и этот враг — он сам со своей гневной раздражительностью, враждолюбием, завистью, ленностью и т. д. Если теперь человек мужественно борется с этим врагом — с самим собой, побеждает злые влечения, делает это перед очами Божьими: то это — поклонение Богу.
ж) Каждый человек имеет страдания, один больше, другой меньше, один раньше, другой позже. Если человек с терпением и постоянством переносит страдания, если он страдает с любовью к Богу, чтобы приобщаться страстям Христовым: то это — лучшее поклонение Богу.
з) Если, наконец, всякое добро, какое имеют, приписывают не себе, а благодати Божьей; если не ищут от людей похвалы и чести, а одному Богу воздают честь за всякое добро: то это — возвышенное поклонение Богу. "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи." (Мф.4:10 [743]).
Так мы можем и должны поклоняться Богу в "наших делах!"
2. В Его делах.
Но мы должны также поклоняться Богу в Его делах, в делах творения, искупления и освящения.
а) Тут есть небо со своей привлекательной синевой, с мириадами звезд, с восходом и заходом солнца, со светящейся луной. Мы поклоняемся Богу в этих делах Его, если удивляемся Его величию и могуществу, если разумно взираем на небо, поражаясь величием небесных событий.
Как многие еще никогда не поклонялись и не удивлялись в этом храме Божьем!
б) Тут есть безграничное пространство воздушное со своими чудными движениями. Туман и пары восходят вверх, дождь, роса, иней падают вниз. Сегодня приятно веет ветерок, завтра свирепствует буря. Вчера было все спокойно, сегодня грохочет гром и сверкает молния. Снег, град и проч. Кто видит тут перст Божий, тот поклоняется.
Но как многие еще не поклонялись здесь Богу!
в) Тут есть земля с бесконечно разнообразной красотой, с горами, скалами, лесами, реками, озерами и т. д. Кто тут с Давидом смотрит на все это, как на подножие Божье, как на дело рук Его, тот поклоняется.
Ах, иной никогда не поклонялся здесь Богу!
г) Тут есть леса с бесчисленными родами деревьев, со своим благодетельным воздухом, со своей кажущейся смертью в зимнее время и со своей жизнью — в летнее, со своими хорами пернатых: если мы умеем тут радоваться и сами возносим хвалебную песнь Творцу, то мы поклоняемся.
Но как часто мы не делаем этого!
д) Мы видим поле с его цветами, плодами и т. д. Только тот поклоняется, кто усматривает в цветке ссозидательный перст Божий, и в плодах — щедрую десницу Божью. Но всегда ли мы это делаем?
е) Мы могли бы жить в пещере, довольствоваться простым покрывалом, питаться хлебом и водой. Но теперь наш стол покрыт разнообразными явствами.
Кто при каждой новой пище, при каждой перемене блюда, при каждом прохладительном напитке думает: "как истинно благ Господь!" тот истинный поклонник Божий.
Как редко мы бываем таковы.
ж) Мы часто встречаемся нашими взорами с крестом, с крещальной купелью и с алтарем в церкви. Если мы чувствуем свою радость, как искупленные, то мы поклоняемся. Но этого часто не бывает, мы не считаем себя счастливее неискупленных!
з) В Писании говорится: "хвалите Бога во святых Его." Святые суть творения божественного всемогущества и благости (доброты). Мы поклоняемся Богу, если прославляем прославленных Богом святых, удивляемся их мужеству, просим их молитв перед Богом. Но как многие витают своими мыслями не у этих святых, а гораздо охотнее у не святых существ!
Заключение. Мы созданы для служения Богу, поэтому будем поклоняться Ему во всех наших делах.
Бог создал великое и славное вокруг нас и для нас: будем поклонятся ему в Его делах!

Холодность и как бы мертвенность в вере

"О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?" (ст.17)
Неверие возбуждает праведный гнев в Иисусе Христе.
Среди нас нет, конечно, таких, на которых во всей силе падало бы грозное обличение Спасителя. Но есть между нами другой недуг, которым едва ли не все мы страдаем и который также навлекает на нас гнев Божий это — холодность и как бы мертвенность в вере.
1. В чем она обнаруживается?
Мы называемся христианами и притом православно-верующими. Но:
а) Можем ли мы сказать о своей вере то же, что сказал апостол о себе (Гал. 2: 20)? Проникает ли она все наше существо? Так ли почитаем святую Церковь, чтобы охотно принимать и исполнять ее уставы? К сожалению, не так. Мы часто и легко изменяем правилам Евангелия (об уставах Церковных и говорить нечего). Мы христиане только по имени, но не по жизни; мы молимся, но по привычке; веруем, но не сердцем, а устами, и то не всегда (Исаии 29:13 [744]).
б) Думаем ли, что такая вера может послужить нам во спасение? Напрасно.
Такая вера не спасет нас (Иаков. 2:18–19; [745] Кор. 16:13; [746] 1 Тим. 6:12; [747] 2 Тим. 4:7–8; [748] Апок. 3:3 [749]).
Такая вера опасна: холодный в вере думает, что стоит на прямом пути к спасению, поэтому не вникает в себя и не заботится об исправлении своего сердца и жизни.
2. От чего она происходит?
а) Начало холодности в вере полагается, прежде всего, в нашей юности посредством воспитания.
Дети восприимчивы, впечатления детства остаются на всю жизнь: но как обычно их воспитывают? В одном сословии мало чему учат их, а потому мало внушают понятий о вере. В другом — учат их всему, но при этом менее всего вере.
A такое воспитание может ли возродить в сердце дитяти не только твердую и пламенную, но и какую-либо веру (Гал. 6:7 [750])?!
б) В зрелом возрасте мы или бессознательно руководимся привычками детства, если они сильно в нас укоренены, или часто совершенно не думаем о Боге.
Природа со всеми своими чудесами не возбуждает в нас благоговейного размышления.
В истории мы изучаем одни мелкие события и не замечаем высшей мудрости и всемогущества.
Человек сам в себе есть чудо — удивительнейшее соединение плоти и духа: но кто создал его таким и почему он таков? Об этом мы не размышляем.
С утра до ночи наше сердце занято житейскими заботами: когда же тут думать о Боге и о предметах веры?! (Мф. 6:21 [751]).
в) Не размышляя о Боге и духовных предметах сами с собой, мы не любим и внешних побуждений к таким размышлениям.
Слово Божье — наилучшая пища для души и вернейшее руководство к познанию Бога, нами вовсе не читается или читается редко и не так, как следует.
Святая Церковь есть живое училище благочестия: но как мы тут учимся?!
Духовным сочинениям мы предпочитаем книги, проповедующие желания греховного сердца (Иер. 14:14 [752]) и т. д. Откуда же после всего этого возгорится в нас огонь веры?
3. Как можно избежать ее?
Удалим все эти причины холодности в вере. Детей будем воспитывать не словом только, но и примером в наказании и страхе Божьем.
A каждому из нас слово Божье заповедует поступать так: "люби слушать всякую священную повесть, и притчи разумные да не ускользают от тебя" и т. д. (Сир. 6:35–37; [753] 37:15 [754]).

В страданиях должно просить и молиться

"Подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего"(ст. 15).
Отец просит Спасителя об исцелении сына и, таким образом, прибегает с молитвою к Богу. Это должны также делать и мы. Но с нашей стороны должно быть нечто большее: мы должны обещать Богу исправление и благодарить Его за страдания.
Но что делать в такой молитве?
1. Прежде всего прибегать к Богу.
а) Библейские примеры. Моисей во всякой нужде обращался с молитвой к Богу, — и был услышан. Илия молился, — и дождь выпал, и земля дала плод свой. Хананейская жена обращалась к Спасителю, — и ее дочь была спасена от своего недуга. Капернаумский сотник, человек в нынешнем Евангелии. Что делал Господь на горе Елеонской и как Он укреплял себя и утешал?
б) Применение. Если заболеет член семейства, иди конечно к врачу, но прежде всего к Богу и проси Его о помощи, как бы ни надеялся ты на искусство врача.
Беден ли ты, обращайся к Богу, и Он укажет тебе благодетеля.
Умирают ли твои родители: проси Бога, чтобы Он заступил тебе место отца.
Угрожает ли несчастье, пусть собираются все домашние или члены общества и помолятся вместе, — и придет помощь, или утешение и укрепление!
2. Обещать исправление.
а) Страдания всех родов хотят исправить нас. Если мы в конце концов исправляемся, то мы в состоянии легко избежать страданий. Отец удерживает розгу, если после сделанной угрозы дети дают обещание исправиться.
Что сделал блудный сын, обессилев от несчастий?
б) Но мы должны потом сдержать наше обещание. К несчастью, бывает очень часто так, что когда Бог наказывает, мы вопием к Нему, а когда щадит, делаемся еще хуже прежнего.
3. Благодарить даже за страдания.
Благодарность за страдания, конечно, трудна, также как и любовь, прощающая врагов; но она должна быть в нас, если мы хотим быть истинными чадами Божиими. Страдания доставляют много добра, они благодетельны; следовательно, благодарите за них.
Иов взывал: "Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!" (Иов.1:21).
Павел пишет: "собою же не похвалюсь, разве только немощами моими" (2 Кор. 12:5). Иаков заповедует: "с великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения" (Иак. 1:2).

Что должен делать человек со своей стороны, чтобы через покаяние изгнать грех?

"Почему мы не могли изгнать его?" (ст.19).
Ученики жалуются Иисусу, что не могли изгнать нечистого духа из человека, одержимого им.
Мы часто жалуемся, что не можем изгнать из себя греха.
В деле покаяния важнейшее и большее делает Бог. Он пробуждает и призывает к покаянию; Он поддерживает кающегося при покаянии; прощает из милосердия грехи; прилагает к нам заслуги и удовлетворение Иисуса Христа. Но что должны делать мы?
Что должен делать человек со своей стороны, чтобы через покаяние изгнать грех?
Он должен:
1. Принести искреннее раскаяние.
Если грехи, при помощи Божией, узнаны и испытаны, то нужно прибегнуть к раскаянию, именно, к искреннему раскаянию. Оно загладить грехи, поможет их загладить, потому что:
а) Оно есть печаль; эта печаль есть наказание, которое дают сами себе, — и божественное правосудие примиряется; другое наказание — прекращается. "Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже" (Псал. 50:19). "Мы несомненно веруем, что через раскаяние изглаживаются грехи, даже и тогда, если это раскаяние осуществляется при последнем издыхании." [755]
б) Такое раскаяние производит решимость не грешить более, и эта решимость делает то, что до сих пор содеянные грехи заглаживаются, хотя по слабости и проч. опять впадают в эти или другие грехи. Решимость рассекает цепь греха надвое; но она должна иметь силу и важность клятвы!
в) Раскаяние дает новое сердце. Скорбь раскаяния подобна скорби тех болезней, после которых оживают вновь и являются с новыми силами.
2. Исповедать чистосердечно свои грехи.
Полное, искреннее и непринужденное исповедание всегда получает отпущение грехов. Уже иудеи исповедывали грехи свои Иоанну Крестителю. Приемники апостолов наследовали от них полномочие прощать грехи и удерживать, если им не называют грехов. Первые христиане и христиане всех времен исповедывали грехи свои.
Почему же истинное исповедание заглаживает грех?
а) Потому что оно есть следствие истинного самосознания, истинного раскаяния и твердой решимости. "Кто сам себя обвиняет, тот начинает уже быть правым, потому что он не прощает самого себя." [756]
б) Потому, что оно есть самоунижение, а Бог прощает смирению! "Смиренная исповедь способствует большею частию к снятию наказания за грех." [757]
в) Потому, что оно есть нечто весьма трудное, а за тем, что трудно сделать, следует внутренняя радость, успокоение, прощение, небо.
г) Потому, что после произнесенного самообвинения всякое дальнейшее обвинение должно прекратиться.
3. Доставить удовлетворение.
Удовлетворение с нашей стороны есть необходимое условие для отпущения грехов. Если мы удовлетворяем, сколько зависит от наших сил, то мы принимаем участие в заслугах Иисуса Христа и в его Εго yдовлетворении. Христос отпущает грехи, но через удовлетворение с нашей стороны мы становимся причастными удовлетворению Иисуса Христа за нас. Какие роды удовлетворения?
а) Мы оскорбили Бога грехами. Молитва, терпеливое перенесение возложенных Им на нас страданий и т. д. служат удовлетворением правде Божией с нашей стороны. "Бог хотя и милосердует о нас, однакож Он взывает к нам и говорит: "дай и ты нечто." [758]
б) Мы повредили самим себе — следовательно, пост, самообладание, избежание ближайших случаев ко греху, усилие к вознаграждению опущенного, должны поставить нас в прежнее состояние.
"Ты предавался похоти и опьянению, вознагради то и другое постом." [759]
в) Мы погрешали в отношении к ближним: следовательно, милостыня, примирение и проч. "Отдай мне, что должен" (Мф.18:28 [760]).

Причина неверия заключается в развращении сердца

"О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами?" (ст.17)?
Укоряя народ в неверии, Иисус Христос сопоставляет неверие с развращением: о род неверный и развращенный! Отсюда мы можем видеть, где надобно искать причины неверия, как современников Христовых, так и современных нам людей, именно: — в развращении сердца.
Вера и добродетель, неверие и порок так тесно соединены между собой и такое взаимное влияние имеют друг на друга, что на самом деле они не могут быть разделены, а разделяются только в наших понятиях. Поэтому истинное благочестие не только заключает в себе познание веры, но и ее исполнение; и когда говорят о безбожном человеке, то под этим понимают не только того, кто живет без веры, но и того, кто живет без добродетели. Такую глубокую истину открывает нам Иисус Христос: "кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю" (Иоан. 7:17) и наоборот: "всякий, делающий злое, ненавидит свет" (Иоан. 3:20 [761]). Таким образом — причина неверия заключается в развращении сердца.
1. Христианская вера предлагает истины, которые для доброго, не испорченного грехом сердца, столько же утешительны, сколько и убедительны.
а) О Боге и Его свойствах мы имеем самое отрадное и вместе возвышенное понятие. Ибо, когда мы думаем о самом высочайшем из всего высокого, о самом прекраснейшем из всего прекрасного, о самом благостнейшем из всего благого — то такое Существо Всевышнего, соответствующее всем нашим нуждам и понятиям об истине и благе высочайшем, мы находим в Иисусе Христе — "Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Иоан. 1:18). И этот достопоклоняемый Бог находится вблизи каждого из нас (Деян. 17:28 [762]).
б) Все существует от Него; все держится Его всемогущим Словом; все оживляется Его животворящим Духом: нет ни одного дара, которого бы Он не давал, ни одного жребия, которого бы Он не разделял, ни одного дыхания, которого бы Он не одушевлял. Он бодрствует над самым малым, как и над самым великим.
в) Он управляет Своим миром и нашей судьбой, по тем же самым законам, которые Он заповедал нам исполнять; и эти законы Он прилагает так, что наша свобода не нарушается, но доброе всегда идет вперед и достигается лучшее.
г) В Его царстве нет ничего бесцельного и незамеченного; даже зло существует не только как препятствие, но и как условие для добра, не только как камень претыкания, но и как камень испытания для веры, терпения и добродетели.
Так учит христианство; так научил нас Тот, Кто сошел с неба и сказал о Себе: "Видевший Меня видел Отца" (Иоан. 14:9 [763])! И каждый человек, имеющий сознание истинного достоинства и нужд своей природы, успокаивается с верой и упованием при этих драгоценных истинах.
2. Но человек развращенный делающий злое(Иоан. 3:20 [764]), не может утешаться и убеждаться такими истинами. Почему?
а) Доброе в нем подавлено: поэтому он не имеет и понятия о высочайшем добре. Свойства, возвышающие человека над животным, в нем или не развиты, или заглушены: поэтому он не может понять сущности Божественных свойств. Он не находит в самом себе никакого руководства для своих мыслей о высочайшем Существе: и исходя из этого не понимает даже и того, что говорит Божественное откровение — собственно говоря, он и не хочет понять его.
б) Мысль о Боге, Который есть наша крепость, и прибежище, и радость, для человека развращенного не представляет ничего утешительного и возвышенного. Как он мог бы спокойно устоять перед Всеведущим, испытующим сердца и утробы (Апок. 2:23 [765])? Как он захотел бы без позорного стыда, явиться перед Всесвятым, в царство Коего "не войдет в него ничто нечистое" (Апок. 21:27 [766])? Как он осмелился бы без страха и трепета, предстать перед Правосудным, "Который воздаст каждому по делам его" (Рим, 2:6)? и т. д.
Поэтому он старается, насколько возможно, усыплять всякую мысль, заглушать всякое чувство о верховном Существе.
в) Верующие христиане с благочестивым вниманием рассматривают и удивляются путям Господним на земле; с чистосердечной радостью испытывают, исследуют достопоклоняемые следы Вседержителя в природе и событиях. Но человек развращенный не имеет никакой способности к таким размышлениям, никакой радости от таких открытий. Даже более того, он страшится замечать порядок и мудрость в течении мира и судьбе людей — они заставили бы его познать всемогущую Силу, от которой он не может ожидать себе ничего утешительного. Поэтому он во всем и везде видит, или только игру случая, или предмет, который человеческое коварство, своеволие и страсти переделали по их собственному желанию и направили к их собственным целям.
Заключение. Притч. 4:23; [767] Марк. 7:21–22; [768] Мф.5:8. [769]

При каких условиях негодование может быть позволительно и безгрешно?

"Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?" (ст.17.).
Такие слова негодования исходят из уст Господа нашего Иисуса Христа, кроткого и смиренного сердцем, Который не сделал никакого греха (1 Петр. 2:22 [770]), Кто "истинен, и нет неправды в Нем" (Иоан. 7:18). A из этого примера мы учимся, что негодование, оказываемое нами в жизни общественной и частной, не всегда преступно, но может быть иногда позволительно и безгрешно.
При каких условиях негодование может быть позволительно и безгрешно?
1. Когда оно происходит не из низкого и греховного побуждения (гордости, самолюбия, корыстолюбия и проч.), а из благородного и святого побуждения (славы Божией, блага ближнего и т. д.).
2. Когда оно совершается не самопроизвольно, без всякого на то права с нашей стороны (Рим. 14:4 [771]), а в круге обязанностей, возлагаемых на нас Церковью и обществом.
1. Когда оно, при всех наших правах на негодование, не преступает пределов христианского благоразумия. Эти пределы ограничиваются достижением благородной цели негодования, исключающим, однако, всякую жестокость и ненависть к тому, на кого мы гневаемся по свой должности и власти.
Пример такого негодования во всех его чертах представляет нам Иисус Христос.