I. Евангельское чтение. Зачало (77): от Матфея 18:23–35

23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;
24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;
25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить;
26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу.
27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.
29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе.
30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее.
32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;
33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?
34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

Практический очерк содержания рядового чтения

Евангельское чтение одиннадцатой недели, в притче о немилосердом заимодавце, предлагает побуждения к братскому прощению обид и оскорблений.
Что же именно побуждает нас прощать согрешающим против нас братиям?
1. Великое милосердие Божие к нам (ст.23–27), открывающееся:
а) из размера нашего долга (ст.24); [836]
б) из нашей невозможности уплатить его (ст.25);
в) вследствие чего мы заслуживаем жестокого суда и наказания (ст.25);
г) но Бог по милосердию Своему, вследствие нашего раскаяния, отменяет наказание и прощает весь долг (ст.26, 27).
2. Ничтожный долг наших ближних в отношении к нам (ст.28–30), причем акцентируется внимание на:
а) ничтожность этого долга (ст.28); [837]
б) что этот долг мы имеем на своем соратнике (ст.28);
в) что должник молит о терпении (ст.29);
3. Негодование, какое мы своим жестокосердием к нашим оскорбителям возбуждаем в других ближних и посредством этого теряем их уважение и любовь (ст.30, 31).
4. Строгий суд Божий над немилосердными (ст.32–35), причем выделяется:
а) напоминание о дарованном прощении от Господа (ст.32),
б) злоупотребление этим прощением, ст. 33;
в) праведный и страшный приговор без милости над не сотворившим милости (ст.34);
г) увещевание к слушателям (ст.35).
Из этого общего изложения всей притчи проповедник легко уже может извлечь для себя ту или другую частную тему, именно:
(Ст. 23). О несомненности отчета, который мы должны некогда отдать перед Богом.
(Ст. 24). О том, что наш долг велик, но благодать больше.
(Ст. 26. 27). О милосердии Божьем к кающемуся грешнику.
(Ст. 28. 29). О немилосердых заимодавцах. О том, что радости прощения слаще радостей мщения. Почему многие люди так неохотно прощают своим оскорбителям?
(Ст. 31). Об обязанности христианина в отношении к ближним, терпящим насилие и несправедливость
Ст. 32. 33. Непрощающий ближнего не может и сам получить прощения от Бога и т. д.

Божье правосудие и милосердие

"И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга" (ст.34).
В нынешней притче господин простил умолявшему рабу весь долг: это — милосердие Божье. Затем он наказал должника; это — правосудие Божье. Таким образом, в одной и той же притче изображены два совершенно различные Божьих свойства: правосудие и милосердие.
1. Что такое божественное правосудие и божественное милосердие?
а) По своему правосудию Бог награждает добро и наказывает зло. Добро, следовательно, будет награждено уже на земле или на небе, — зло будет наказано, частично уже здесь, а частично, если умирают без покаяния, в аде. Немилосердый раб получил великое наказание, потому что был жестокосерд, немилостив и оказался неспособным для неба.
б) По своему милосердию Бог прощает грех, достойный наказания, если исполняют необходимые при этом условия. Посредством покаяния мы получаем от милосердия Божьего отпущение заслуженного вечного наказания.
в) Таким образом, Бог вовсе не похож на гражданского судью, потому что этот не может и не смеет прощать. Бог есть Отец, который любит и прощает.
Всякое добро награждается, но не всякое зло, как оно заслуживает, наказывается. Как мы поэтому счастливы?
Мы можем через покаяние избежать вечного наказания, заслуженного нами!
2. Какие чувства возбуждаются в нас, если мы думаем об этих двух Божьих качествах?
а) Мы также должны быть милосерды и прощать нашим оскорбителям. Раб в Евангелии утратил божественное милосердие только из-за своего немилосердия. "Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф.7:2). Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем" и т. д.
б) Мы должны принести покаяние. Скорбь раскаяния предваряет скорби ада. Исповедание греха выбрасывает и выталкивает грех. Отвращение к греху привлекает любовь Божью. Мария Египетская!
в) Мы должны просить и умолять о прощении, как делал это раб вначале.
г) Мы должны сражаться верой за крест Христов, потому что только ради Его крестных заслуг мы можем освободиться от наказания. Он разорвал рукописание наших грехов. Мы должны распять на кресте свой грех — никакого примирения!
3. Когда мы избегаем правосудия Божьего и достигаем Его милосердия?
Вернее всего:
а) Если мы думаем прежде и более о правосудии Божьем, чем о Его милосердии. Думая всегда и прежде всего о правосудии, мы боимся наказания, думаем о суде и аде! "Грешник должен хорошо подумать, что Тот, от Которого он ожидает помилования, есть также и строгий Судья." [838]
б) Если, думая о правосудии, не предаемся отчаянию, потому что это великий грех против Святого Духа, против милосердия Божьего. "Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю" (Ис. 1:18). "Говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника" (Иез. 33:11) и т. д.
в) Есть два пути к небу: путь праведности через правосудие Божье и путь покаяния через милосердие Божие. Последний путь вначале обманчивый путь; только через усиленный труд, печаль по Бозе и скорбь достигают своей цели.

Жестокосердие делает человека бедным, а любовь богатым:

"Схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен" (ст.28).
Можно было бы думать, что раб в нынешнем Евангелии, которому господин простил такой великий долг, был весьма рад, счастлив и почитал себя истинно богатым. Но на деле было иначе; он был напротив истинно беден, потому что его мучила страсть к деньгам. Он был истинно несчастлив, потому что находил удовольствие в угнетении других. "Любовь есть неисчерпаемое сокровище; кто этим сокровищем обладает, тог богат, кто его не имеет, беден." [839] Жестокосердие делает человека бедным, а любовь богатым.
1. Во временных радостях.
Раб в нынешнем Евангелии мог бы быть истинно счастливым. Если бы он со своей стороны простил долг, его сердце трепетало бы от радости. Но он был жестокосерд, злобен и из-за этого лишил себя всякого счастья и радости.
Так случается и с нами: любовь приносит радость, злоба похищает ее.
а) Жестокосердие не признает благодеяний и даров Божьих, не "благодарит" за пищу и питье, за здоровье и сон и т. д. И потому оно не имеет всех этих даров и благодеяний. Но любовь "признает" благодеяния Божьи, радуется им и, посредством этого, бывает богата земными радостями. В благодарности заключается "радость;" в холодности и черствости сердца и скрывается вечное "неудовольствие."
б) Жестокосердие завидует другим подле себя и из-за этого снедается скорбью, чувствует себя бедным. Любовь, напротив, радуется "благу" других, и, таким образом, имеет много радостей; о "своем и чужом" счастье.
в) Жестокосердие не довольствуется даже "избытком." Но любовь довольна "умеренным" обладанием, доставляет себе великие радости, и находит удовольствие в "даянии и благодеяниях."
г) Жестокосердие трудится "неохотно" и носит в себе печальное сознание, что его поступки лишены нравственного достоинства. Любовь трудится ради Бога, для блага семейства и общества, а такой труд приносит "удовольствие и радость."
д) Жестокосердие должно при несчастьи других показывать лицемерное участие, и этим ограничивается. Но любовь оказывает истинное сострадание, проливает слезу о чужем горе, несет дар.
2. В людях.
"Товарищи его, видев происшедшее" (именно жестокосердый поступок), "очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее" (ст.31). Немилосердый раб лишился, следовательно, любви своих собратий.
Также и нас жестокосердие делает бедными в друзьях, а любовь "богатыми."
а) Если знатные и богатые люди высокомерны, а следовательно, жестокосердечны, то их не любят, хотя им и служат. В счастьи окружают их, а в несчастьи оставляют. Но людей любящих почитают и любят, даже в несчастьи приходят к ним в помощь благодарные сердца и руки. Кто может еще называться человеком, тот не беден.
б) Любовь не превозносится, следовательно, скромна. К людям скромным охотно примыкают, а напыщенных избегают; они не имеют любви. Изображение надменного человека!
в) Любовь долго терпит и милосердует, извиняет, прощает, примиряет. Ненависть и вражда, преследуемая оскорблениями, всегда отталкивает оскорбителя далеко от людей. Но воздавая добром за зло, приобретают сердца людей. Горящие угли на главу! Не трудно сделать врага другом. Каким образом?
г) Любовь не раздражается, не мыслит зла. Если принимают к сердцу всякую безделицу, сделанную неумышленно, то теряют людей! A в противном случае? Изображение семейного счастья, где господствует взаимное доверие, — и несчастья, где свирепствует подозрение и ревность!
д) Жестокосердие, конечно, не чувствует скорби в разлуке. Но эта скорбь для любви "сладка." Она имеет своих близких и на чужбине, и по той стороне жизни. "Сетование" об отсутствующих родных — "приятная" скорбь.
3. В Боге.
Господин разгневался, позвал раба к ответственности и жестоко наказал его (ст.32).
Жестокосердый беден в "Боге."
а) Бог жестокосердых отталкивает от Себя, а любящих привлекает к себе. "Если ты имеешь любовь, то ты имеешь также и Бога, потому что Бог есть любовь." [840] "Вы … приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче!"" (Рим. 8:15).
б) Как земля прицеплена невидимой связью к солнцу и имеет все богатство от влияния солнца, так и сердце человеческое находится в соединении с Богом, а это соединение есть "любовь." Но если бы земля отделилась от солнца?!
в) Жестокосердый находит в творении только воду, дрова, камни и т. д.; но любящий находит везде Бога — в каждой капле росы, в каждом цветке, в каждой травке и т. д.
г) Любящий принимает страдания от руки Божьей, и посредством этого не беднеет, а часто даже богатеет; жестокосердый делается через страдания несчастливым и вместе с тем бедным.

Для чего необходимо прощать другим вину и извинять их

"Не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?" (ст.33).
Под Государем нынешнем Евангелии разумеется Бог, Который вследствие неотступной просьбы и по Своему милосердию прощает, но также жестоко и наказывает, если злоупотребляют Его долготерпением и милосердием. Под товарищем разумеется каждый, кто причиняет нам какую-либо обиду. Но немилосердый раб изображает всех тех, кто желает от Бога прощения, а сами не хотят прощать и извинять.
Для чего необходимо прощать другим вину и извинять их.
1. Необходимо для спасения.
Все мы без исключения грешники. Много тысяч раз каждый из нас оскорблял Бога. Мы утешаемся при этом Божьим отеческим снисхождением и милосердием, и надеемся на прощение. И оно действительно дается нам, Бог Сам предлагает его нам. Но Он постановил при этом условия; и если мы не исполняем этих условий, то мы, не смотря на милосердие Божье, умираем во грехах. Какие эти условия?
а) Вера в Иисуса Христа. Христос пострадал за нас, умер за наши грехи, разорвал на кресте рукописание наших грехов. Каждый грех должен быть наказан: наказание за грехи, которого мы, несмотря на все покаяние, не могли бы избежать, понес на себе Христос. Этому мы должны верить, и при такой только вере можно надеяться на отпущение грехов.
б) Покаяние. Если не чувствуют глубокого и искреннего раскаяния; если отвращение ко греху не доводит до твердой решимости; если в исповедании не смиряются и не открывают своих грехов перед духовным отцом — то умирают в своих грехах.
в) Прощение, извинение. Сегоднешнее Евангелие ясно говорит, что Бог прощает только тем, кто со своей стороны прощает своим оскорбителям. Не прощая нашим оскорбителям их вины, мы, не смотря на веру и покаяние, умираем во грехах. "Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф.7:2). Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем." Таким образом, прощать другим крайне необходимо для спасения. Как не могут жать, не сеяв, так не могут получать прощения от Бога, не простив другим.
2. Трудно, но не невозможно.
Прощение, извинение, забвение, благодеяние, если причинили зло, благословение, если проклинали, — все это кажется трудно. Бурная кровь и оскорбленное, растерзанное сердце восстают против этого. Что делает человек, предающийся влечению естественных чувств?
Даже лучшие люди, после причиненного оскорбления, нуждаются в некотором подкреплении, пока они в состоянии будут простить. Но это не невозможно.
а) Бог заповедал прощать, следовательно, это не невозможно— "Бог не предлагает ничего невозможного, а только совершенное." [841] Мог ли Бог требовать невозможного?
б) С помощью благодати Божией можно переносить самые страшные телесные болезни, мужественно идти на встречу смерти, укрощать жгучие плотские пожелания. Почему же с помощью той же благодати не в состоянии прощать?
в) Есть бесчисленное множество примеров прощения: могли другие, следовательно, можем также и мы! Христос прощал. "Но Он был Бог?" Стефан прощал, Иосиф — своим братьям, Давид — поносившему Семею.
3. Редко между людьми, но поэтому и совершенно.
Полное прощение и совершенное забвение обид, конечно, редко. Но это доказывает не то, что не следует прощать, а только то, что совершенные, истинные христиане — редки. Повседневно встречающиеся люди, которые делают то, чего требует природа и чувственность, не могут назваться христианами. Если христианство требует совершенных и великих дел — смирения, чистоты сердца, терпения в страданиях, любви креста — то оно должно требовать также и любви ко врагам, прощения.
Мы должны по крайней мере усиленно стремиться к этим высоким добродетелям, тогда Христос пополнит Своими заслугами наши недостатки. Благовоспитанные дети извиняются. Если теперь взрослые не прощают друг друга, то они с годами сделались несовершеннее, вместо того, чтобы быть более совершенными! Кто может прощать, тот имеет достаточно нравственных сил, чтобы в состоянии исполнять и другие христианские обязанности.
Небо есть нечто славное, а оно дается только за трудное, великое, возвышенное и совершенное. Чтобы яснее показать совершенство в прощении, необходимо сделать несколько кратких замечаний.
а) При прощении открывается великий ум. Тут видят свои собственные недостатки, понимают, что прощение можно получить только через прощение, что мщение, ненависть и вражда — ничтожные вещи.
б) Тут обнаруживается христианское сердце, которое забывает и побеждает само себя.
в) Тут проявляется крепкая воля, которая подчиняется заповеди Божьей, где нужно столько труда и чего другие не делают.
г) Тут открывается высокая, прекрасная душа, которая заслуживает удивления людей и ангелов.
Хороший садовник не только вырывает "плевелы," но вырывает их с "корнем." Так и мы должны вырывать с корнем ненависть и вражду, и не только "прощать," но и "забывать" обиды.

Кто хочет от Бога прощения, тот должен сам прощать

"Злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?" (ст.32–33).
Царь в нынешнем Евангелии простил своему рабу весьма великий долг. Уже человеческий разум и одно лишь естественное чувство требовали бы, чтобы прощенный и осчастливленный раб взаимно прощал и осчастливливал. Но он этого не делал; он напротив грубо требовал, душил, угнетал и вверг своего должника в темницу.
С негодованием мы отвращаем взоры от этого не человека. Но как много есть подобных ему? Ему подобен каждый, который хочет от Бога прощения в своих грехах, а сам не прощает никакой обиды своим собратиям. Число таких христиан весьма велико. Поступать так — неестественно и противно природе.
Правильное, естественное отношение должно быть таково: кто хочет от Бога "прощения" грехов, тот должен "сам" прощать. Почему? Этого требует уже "положение" и "взор," "язык," "речь, сердце" и "расположение" ищущего прощения. "Требование" прощения и "осуществление его" находятся в естественной связи.
Кто хочет от Бога прощения, тот должен сам прощать.
1. По силе своего положения и взора.
Внутреннее состояние везде выражается наружным. Кто усиленно молит Бога о прощении грехов, тот принимает особенное "положение" и имеет особенный "взор." Какое это положение и какой взор и как следует отсюда, что должно прощать собратиям?
а) Ищущий прощения возносит свои руки ввысь, к Богу. Кто не делает этого, тот не хочет никакого прощения. Где искреннее и глубокое раскаяние, там руки складываются сами собой. Тут заключается непритворное смирение.
Можно ли теперь быть тут столь гордым, чтобы не простить своему собрату? Нанесенная обида оскорбила большей частью только чувство чести, впечатлительность и гордость: гордость должна замолчать, уступить смирению!
Руки были вознесены или возносятся к небу; можно ли теперь теми же самыми руками "давить" ближнего, причинять ему зло и мстить?
б) С руками обращает он также и взор к Отцу небесному. Сначала взор поникнут долу, потом он обращается к небу. Где истинная скорбь о грехах, там выступают также слезы на глазах, и взор наполняется слезами!
Можем ли мы тогда взирать на погрешающих против нас собратий со злобным, завистливым и враждебным взором? Естественно ли тут и мыслимо ли гневаться, мстить, оскорблять, угнетать и таким образом выжимать слезы у другого?
в) Он становится пред крестом. Ради креста Христова прощает нам Отец небесный. На кресте разодрано рукописание грехов. Истинно-кающийся становится у подножия креста и обнимает его верой.
Возможно ли теперь, чтобы затем налагать своему собрату крест и продолжать гневаться на него? Не должно ли совершенно разорвать его долговую запись и простить?
2. По силе своего языка и речи.
От избытка сердца говорят уста. Что волнуется в сердце, то обыкновенно выражается в "речи" и на "языке." Что же говорит теперь истинно-кающийся, ищущий прощения от Бога.
а) Он произносит молитву Господню. С ранней юности мы обучены и привыкли, после каждой другой молитвы: читать "Отче наш!" Следовательно, также и после покаянной молитвы.
Тут говорится: "остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим!" Должно ли это прощение напрасно произноситься? Смеем ли мы лгать Богу, обещать прощение и не прощать? Ложь и в отношении уже к "людям" весьма презренна; что же теперь ложь в отношении к Богу?
Каждый, на кого мы гневаемся, не имеет ли права нам сказать: "в твоем "Отче наш!" вовсе нет пятого прошения?"
б) Каждый кающийся исповедует свой долг. A что он исповедует, то великий долг. Или нет никакого великого долга в том, если из легкомыслия и злобы преступают заповеди Божии и своевольничают против Бога? И хотят прощения этого великого и "очень" великого долга. Возможно ли теперь не прощать оскорбителю, который имеет только "малый" долг, который, быть может, имел право, или задел нашу излишнюю чувствительность, или сделал не злонамеренно, а по недоразумению? Хотеть "великого" и не давать малого противно природе.
в) После исповедания грехов говорят между прочим: "я даю твердое намерение впредь не грешить." Должно ли это быть чистой ложью, если хотят удержать грех в сордце, т. е. ненависть и вражду? Но это было бы противоестественно!
Затем освобождаются от грехов. Неужели не захотят быть действительно свободными, — свободными также от вражды и неприязни?
3. По силе своего сердца и расположения.
Даже расположение кающегося, его сердце, настроение его чувств естественно побуждают его прощать от сердца погрешающим братьям или сестрам. Какое настроение чувства господствует тогда? Какое расположение? Каково сердце ищущего прощения?
а) Вначале сердце скорбит. Без сокрушения и раскаяния немыслимо покаяние. Хотят отделаться легче. Как это возможно иначе, как не через жертву? Но лучшая жертва, которую могут принести, есть прощение.
Семейство, повергнутое в траур, охотно принимает подле себя всех тех, которые до сих пор были далеки от него. Горе сближает людей между собой. Так и здесь! Скорбное сердце нуждается в утешении, и если оно простило, то имеет это утешение.
б) Затем сердце радуется. Нет радости более сладкой, как если получают разрешение от грехов. Но именно столь же велика и радость, если сами разрешают от грехов, т. е. прощают. Если не делают последнего, то и первое не доставляет также никакой радости. Радующееся сердце должно взаимно радовать, тогда радость совершенна.
в) Сердце делается новым. Оно пересозидается, дух становится духом Христовым, в Которого обновляется обратившийся грешник. Мы должны воображать в себе Христа. A что делал Христос? Он прощал своим жесточайшим врагам, молился среди ужасных мучений за своих распинателей. Не иначе может поступать и обновленный, возрожденный и оживленный Христом человек. Если он не прощает — он не возрожден!
"Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим!"

Что необходимо, чтобы всегда и во всяком случае быть расположенными к прощению и примирению

"Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его" (ст.35).
Весьма настойчиво требует от нас Спаситель прощения ближним в нынешней Евангельской притче. Он научает нас любви ко врагам, примирению.
Что необходимо, чтобы всегда и во всяком случае быть расположенными к прощению и примирению.
Мы должны взирать:
1. На Бога.
Мы должны делать, так как делает Бог. "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Матф.5:48). и т. д. A Бог любит Своих оскорбителей и врагов, прощает им, следовательно, и мы также должны любить наших врагов и прощать нашим оскорбителям.
а) Отец небесный дождит и посылает солнце на добрых и злых, на друзей и врагов. Все люди более или менее оскорбляют Его грехами, а Он всех благословляет. Всегда предлагает Он нам Свое милосердие и хочет нам простить. Он простил бы Каину и Иуде, если бы они захотели. За всех Он предал Своего Сына и т. д.
б) Христос пришел к Своим врагам — за них Он положил душу свою. За распинателей Своих молился на кресте и т. д.
в) И тот Бог не может нам прощать, если мы не прощаем. Текст! Он есть любовь. Ненависть, вражда и неприязнь никогда и нигде не годятся для этой любви. На небе и y Бога может обитать только любовь, — любовь, которая может прощать.
2. На оскорбителя.
Посмотрим также на оскорбителя.
а) Быть может, он имел право оскорбить нас, как это часто бывает. Быть может, он хотел только обратить наше внимание на недостаток, — и тогда он наш благодетель. В этом случае мы должны не только прощать, но и искать его прощения.
б) Быть может, он неправильно понял вас, поступил без худого намерения. Кто гневается на реку и бурю, если они причиняют нам беспокойства? Кто долго гневается на дитя, которое сказало что-либо неприятное нам?
"Помни заповеди и не злобствуй на ближнего; помни завет Всевышнего и презирай (прощай) невежество" (Сир. 28:8).
в) Быть может, он сделал несправедливость сознательно и свободно, он хотел оскорбить или повредить. Тогда имеют перед собой человека грешного, несчастного. Не сжалимся ли мы над ним? Не захотим ли спасти души его и простить ему, чтобы и Бог мог простить его? Не станем ли мы собирать горящие угли на главу его, следовательно, делать ему добро, что его, частью огорчает, частью радует?
И если иной, несмотря на твое примирение, продолжает оскорблять тебя, то ты имеешь в нем такого человека, который дает тебе постоянный случай преуспевать в высшей и прекраснейшей христианской добродетели. Впрочем, в этом отношении говорит святой Амвросий: "смотрите, переносите кротко и отпускайте первое оскорбление вашего врага, прощайте ему также и второе, тогда до третьего он не решится дойти." [842]
3. На нас самих.
Посмотрим, наконец, на себя самих.
а) Никто из нас не хочет быть слабым, малодушным, трусливым. Все мы хотим казаться и именоваться великими и великодушными. Но мщение есть малодушие, отплачивание за оскорбление — слабость, гнев — трусость. Прощение и примирение — свойство великого и благородного духа.
б) Мы хотим иметь какое-либо значение перед Богом, перед людьми и перед самыми собой. Мы делаем тогда нечто трудное, нечто значительное! Но "если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете?" (Мф. 5:47). Любовь должна благоволить ко всем, не соображаясь со свойствами ближних. Мы должны любить богатых и бедных, талантливых и не талантливых, безобразных и благообразных, добрых и злых.
в) Мы желаем счастья и блаженства. Но прощение приносит величайшую радость в сердце, служит главнейшим условием для неба и дает нам вернейшую надежду на отпущение грехов от Бога, на небесное блаженство.
Заключение. "Обиды записывай на воде, а благодеяния — на меди." [843]

Расчет между Богом и человеком

"Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими" (ст.23).
Если хозяин, ремесленник, торговец, хочет иметь надлежащее понятие о состоянии своего имущества и о ходе своих дел, то он ведет дневную запись, обозначает доход и расход, и время от времени держит расчет. Если расходы превышают доходы, то дело идет худо, и человек разоряется. В противном случае все стоит хорошо.
Общественный кассир должен вести дневную запись и благо ему, если при отдании отчета, приход найдет верен с расходом!
В нынешнем Евангелии царь держал расчет с рабами своими: тут были рассмотрены дневные записи и сравнены между собой приход и расход. Но под царем разумеется Бог. Этот Бог будет держать с нами некогда расчет и тогда будут сравнены наши издержки и доходы по дневной записи, которую ведет Бог и должны вести люди.
Расчет между Богом и человеком.
1. Расходы человека для Бога и неба — или, чего Бог требует?
Мы имеем три главные рубрики расходов, Бог требует от нас троякого, мы должны в трояком отношении нечто издерживать: "Избегай зла!", "Делай добро!", "Переноси скорби!"
а) Избегай зла.
Должно лучше пожертвовать имуществом, состоянием, деньгами, внешней честью, должностью, здоровьем и жизнью, чем тяжко грешить, чем отвергаться, напр., веры, впадать в суеверие, ложно клясться или хулить Бога, или нарушать важный обет, работать без нужды в праздничные дни, нарушать супружескую верность, воровать или обманывать, давать ложные свидетельства.
Что ты издержал в этой рубрике? Заставил ли ты себя издержать на это хотя одну слезу, одну лепту, какой-либо труд? Ах, ты, быть может, и сделал некоторые издержки, но для того, чтобы в состоянии грешить, упиваться, удовлетворять твоему тщеславию; ты, быть может, и довольно трудился, но для того, чтобы совершить злое дело! Избегать греха стоит немного, но делать его, — это сопряжено с трудом и издержками.
б) Делай добро!
Исповедать грехи, возвратить назад похищенное неправдой добро, исполнять дела телесного и духовного милосердия, молиться, поститься, распинать плоть и т. д. — стоит чего-нибудь, требует принуждения, труда и усилия. Но если этой статьи расходов не наполняют, не делают никакого доброго дела, то не могут войти в небо. "Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди" (Мф. 19:17). Не довольно не делать зла, надобно также делать и добро.
в) Переноси скорби!
"Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие" (Деян. 14:22). "Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Лук. 9:23). Отсюда следует, что и эта статья расходов, статья о скорбях должна быть также наполнена. Что должны переносить? Печаль, заботы, духовную засуху, холод, зной, бедность, труд, болезни, разлуку, смерть, преследование, оскорбления и т. д. Как должны переносить? С терпением, преданностью, упованием и радостью. Делали ли мы это до сих пор?
Вообще: наполнены ли нами эти три статьи расходов? Заставили ли мы себя издержать что-нибудь на все это?
Однако перевернем следующий лист и посмотрим на доход.
2. Доход человека от Бога — или, что Бог дает и обещает?
Мы должны уже из одной любви к Богу, без награды, исполнять наши обязанности. "Когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие" (Лук. 17:10). Но мы получаем тем не менее от Бога доход, Он платит нам за наши издержки и труды. "Берешь, чего не клал, и жнешь, чего не сеял" (Лук. 19:21). Наши доходы получаются из трех источников:
а) Из благ природы.
Бог дает жизнь, тело, чувства, здоровье, духовные силы, пищу, сон и т. д., чтобы мы достигали вечной жизни, приготовляли наше тело к славному воскресению и потому служили Ему. Эти естественные дары столь многочисленны и так велики, что мы никогда не в состоянии их выслужить, и никогда невозможно, чтобы наши взаимные одолжения Богу перевесили хотя одну часть их.
Не слишком ли мало Бог требует за все эти блага? Доброе обращение и дружба со многими людьми нам дозволены — не должны ли мы теперь быть в состоянии избегать общения с лицами, известными своими богоненавистными деяниями?! Он дает много времени для нашего употребления — не должны ли мы теперь захотеть также тот или иной день посвятить Богу!? Он дает нам много временных благ — не захотим ли мы уделить что-нибудь из них бедным? Мы имеем чувства для неисчислимо разнообразного, земного употребления — ужели мы будем тогда еще видеть, слышать, говорить, читать непозволительное?!
Уже из этой статьи мы видим, что наши доходы далеко превышают расходы.
б) Из благ благодати.
Иисус Христос оставил небо, сделался человеком, терпел гонения, проливал слезы, нес крест, пролил Свою кровь, установил Святые Таинства и т. д. Что же сделали за это мы?
Он проливал слезы — уронили ли мы хотя одну сердечную слезу? Он терпел бичевания и терния — наказывали ли мы хотя однажды свое тело? Он переносил многие оскорбления — переносили ли мы спокойно хотя одно обидное слово?
Он дал нам Свою плоть и кровь — что мы дадим Ему за это?
в) Из благ небесных.
За избежание зла, за совершение добра, за перенесение скорбей Бог дает нам небо. Это небо обещал Спаситель и запечатлел кровью Свое обещание. В небе мы узрим Бога, там живут одни добрые, радости продолжаются вечно. Ради этих небесных благ мы можем много сделать или претерпеть. "Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас" (Рим. 8:18). "Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю" (Мф. 25:21).
Что мы тратим, то проходит мгновенно, что мы некогда за это получим, то продолжается вечно. Наши издержки — ничтожны, наш доход имеет бесконечную меру.
Заключение. Господи! Закрой книгу, мы не хотим с Тобой считаться, мы — уличены. Ты требуешь мало и даешь много и т. д.

Любовь и жестокосердие в кругу домашней жизни

"Потерпи на мне" (ст.26).
В нынешнем Евангелии мы видим, как между членами одного и того же дома, господствовало однако весьма большое различие в образе мыслей и поступков. Слуга, который был должен своему господину, молил: потерпи на мне! и господин сжалился над ним и простил его. Здесь мы видим любовь.
Тот же самый слуга слышал от своего должника клеврета ту же самую мольбу: потерпи на мне! но не хотел ему простить и ввергнул его в темницу. Здесь мы видим нелюбовь или жестокосердие.
1. Любовь долготерпит и милосердует.
2. Любовь не ищет своего.
3. Любовь никогда не отпадает.

Христианское долготерпение к погрешающему ближнему

(ст. 29 ср. 1 Фес. 5:14 [844]).
К долготерпению христианин обязывается:
1. Поскольку он ежедневно видит столь многие опыты долготерпения Божия.
2. Поскольку он сам ежедневно нуждается в долготерпении Божием.
3. Поскольку без долготерпения к ближним он не может ожидать себе долготерпения от Бога.
4. Поскольку он ежедневно нуждается в долготерпении ближних.

Благодатное царство Божие есть царство милосердия

(ст. 32, 33).
1. Отношение между Богом и людьми основано единственно на милосердии.
2. Точно так же и отношения между людьми должны основываться на взаимном милосердии.