I. Евангельское чтение. Зачало (72): от Матфея 19:16–26

16 И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?
17 Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди.
18 Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй;
19 почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя.
20 Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?
21 Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
22 Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
23 Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
24 и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.
25 Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?
26 А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно.

Практический очерк содержания рядового чтения

В Евангельском чтении этой недели, где говорится о богатом юноше, мы рассматриваем следующий вопрос: как трудно богатым войти в царство Божье.
1. Богатые, для которых труден вход в царствие Божье:
а) духовно-богатые, которые, подобно евангельскому юноше, хвалятся тем, что они сохранили все заповеди Божьи от самой юности и, таким образом, утешаются собственной праведностью в делах закона (ст.16–20), между тем, как они без веры и благодати Иисуса Христа, со всем богатством своих дел, "и нищие, и слепые, и нагие" (Апок. 3:17 [861]); — для таких богатых невозможно войти в царство Божье, ибо сказано, что Иисус Христос пришел благовестить спасение смиренным, то есть нищим духом противления и превозношения (Лук. 4:18; [862] Мф. 9:13; [863] Mар. 2:17; [864] Лук. 1:52–53 [865]).
б) Материально-богатые, которые привязываются всем сердцем к земным сокровищам и возлагают на них всю свою надежду (ст.21–24 ср. Иов. 31:24).
2. Если же трудно богатым войти в царствие Божие, то кто может быть спасен?
Человеку и одними человеческими силами это решительно невозможно, но от Бога и при помощи благодати Божией возможно все (ст.25–26 [866]).
Важнейшие темы, предлагаемые проповеднику нынешним Евангелием, могут быт следующие:
(Ст. 16). "Какой первейший и важнейший вопрос в жизни?" или "почему люди так мало спрашивают о том, что для них важнее всего?"
(Ст. 17). "Без соблюдения заповедей невозможно войти в царствие Божие."
(Ст. 18) "О повиновении родителям."
(Ст. 20) "Начало благочестия нужно полагать в юности."
(Ст. 22) "Привязанность к материальному богатству составляет великое препятствие для спасения." и т. п.

Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?

(ст. 16).
1. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (Мф. 7:21; [867] Иак. 2:26; [868] Рим. 2:13; [869] Иак. 1:22–26 [870]). Какие?
а) Не убивай. (Мф. 5:22–25; [871] l Иоан. 3:15; [872] Мф. 18:6 [873]).
б) Не прелюбодействуй (Мф. 5:28–29 [874]).
в) Не кради, не лжесвидетельствуй (Ефес. 4:25; [875] Иак. 1:26 [876]).
г) Почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя (ст.19).
2. Кто же, после этого, может быть спасен (ст.25)? Согрешивший во едином не будет ли повинен всем. (Иак. 2:10 [877])?
а) Для человек это своими силами невозможно. Напрасно обольщаются мыслью, будто человек сам собой, одними естественными силами, может исполнить нравственный закон и достигать внутреннего совершенства, — это невозможно. (Рим. 7:18–23; [878] Иак. 1:14–15; [879] l Петр. 5:8; [880]. 1 Иоан. 1:8 [881])
У Бога же все возможно. При помощи "божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия" (2 Пет.1:3) даруемое нам благодатию во Христе. Мы можем всё об укрепляющем нас Иисусе. (Фил. 2:13; [882] 1 Иоан. 2:1–2 [883]).
в) От нас требуется только нетщетное принятие Божьей благодати, постоянное возгревание этого дара и искреннее сознание наших немощей, — "ибо сила Моя совершается в немощи… когда я немощен, тогда силен" (2 Кор. 12:9-10 [884]).

Об истинном воспитании детей

"Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей" (ст.20).
Упоминаемый в нынешнем Евангелии юноша, при всей своей знатности (ср. Лук. 8:18 [885]) и богатстве (ст.22), знал закон Божий и исполнял его (ст.20).
Но таково ли современное нам юношество? Не говорим уже о том, сохранило ли оно заповеди, но есть ли у него, по крайней мере, стремление знать "что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?" От чего это происходит? От недостатка воспитания.
1. В чем состоит истинное воспитание?
а) Обязанность воспитывать детей состоит не в том, чтобы не допускать их умереть с голоду, в чем люди полагают, кажется, все свои заботы по отношению к детям. Питать детей учит сама природа без всяких книг и наставлений. Нет, священная обязанность, которой родители в отношении к детям не могут преступить, не сделавшись виновными в некоторого рода детоубийстве, состоит "в образовании сердца детей в добродетели и благочестии."
Эта обязанность равно лежит как на отце, так и на матери.
Есть отцы, которые не щадят ничего, чтобы доставить своим детям богатое наследство, а чтобы дети их были христианами, чтобы упражнялись в благочестии, об этом и не думают.
Жалкое ослепление! Этой-то грубой невнимательности следует приписать все беспорядки, от которых страдает общество. Положим, что вы приобрели для детей огромное имущество. Но если они не будут уметь вести себя благоразумно, то оно не долго сохранится у них, оно будет расточено, погибнет вместе с ними, и будет жалким для них наследством.
Старайтесь не о том, чтобы сделать их богатыми, а о том, чтобы сделать их благочестивыми, владыками своих страстей, богатыми в добродетелях. Прежде всего помышляйте о спасении души их. Вот что говорит Слово Господне: "не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем (Ефес. 6:4)." [886]
б) Дети ваши должны быть приготовлены на служение отечеству, а для этой-то цели в особенности нужно воспитывать их в благочестии и страхе Божием, чтобы со временем они могли быть действительно полезными членами общества и, среди самых разнообразных искушений и обстоятельств жизни, умели верно служить Богу, царю и отечеству. "Для корабля, который находится в открытом море, нужен кормчий гораздо опытнейший, нежели для корабля, стоящего у пристани. Ты назначаешь своего сына к какой-нибудь блистательной гражданской службе, там при самом вступлении, он увидит себя в кругу людей, которые жертвуют всем мирской славе, принимают надменность за величие, — которые уже развращены или готовы развратиться. Против стольких подводных камней обезопась его наперед теми правилами, какие можешь найти в училище истинной мудрости. Они помогут ему управлять собой и даже обращать других к долгу.
Воспитывая сына в страхе Господнем, ты приучишь его противостоять всему и ничем не увлекаться. Поэтому старайся, прежде всего, укоренить в душе сына своего начала истинной мудрости.
Выучив сына своего светским наукам, для приобретения земного счастья, ты никогда не приобретешь столько, сколько приобрел бы, обучив его науке, внушающей презрение к материальному счастью." [887]
2. Когда нужно начинать воспитание детей в духе благочестия?
а) С самого раннего детства (Плач. Иерем. 3:27; [888] Еккл. 12:1 [889]). "Не говорите, что в детстве еще не время заниматься верой. Я утверждаю, что такое занятие не только полезно, но и необходимо для юного возраста. Не говорю, что надобно отклонять детей от всякого другого учения. Не много ли стоит посвятить на изучение веры один день в неделю?
Мы строго требуем, чтобы наши слуги все часы дня, без всякого исключения, посвящали нам на услужение: как же нам не посвящать несколько минут такому занятию, которое может принести нам самую великую пользу? Когда надобно вести детей в театр или на гулянье; тогда у нас нет дела, нет обязанности, которая бы нас задерживала, всем жертвуем этой жалкой приманке. A когда идет дело о таком важном и полезном занятии, — тогда говорят: еще терпит время! Как не поразит нас за это гнев Божий! Для всего прочего вы находите время, а служение Богу кажется слишком тяжелым для вас, и слишком обременительным для ваших детей. Оставьте заблуждение столь предосудительное!" [890]
б) "Детям-то особенно и нужно преподавать первые уроки веры и благочестия. По самой гибкости своего ума, они способны, более чем взрослые, принимать и сохранять впечатления. Как мягкий воск легко принимает черты на нем запечатлеваемые, так и дети принимают впечатления без больших усилий. В этом-то возрасте укореняются на всю жизнь наклонности порочные или добродетельные. Если дети заблаговременно привыкнут к добрым чувствованиям, то можно надеяться, что они и после не уклонятся ко злу, они приобретут себе уважение людей рассудительных, и еще в детстве достигнут той ранней зрелости, которая впоследствии будет для них наилучшим руководителем во всех действиях." [891]
"Юного отрока можно уподобить доске, приготовленной для изображения картины: что живописец изобразит доброе или худое, святое или грешное, — то и останется. Так и дитя: какое родители дадут ему первоначальное воспитание, к каким правилам приучат его, с такими оно и будет жить.
Белое полотно не изменяет того цвета краски, в какую было омочено сначала, сосуд не теряет своего запаха, дурного или хорошего, которым он прежде напитался: таково и воспитание детей! Поэтому необходимо с детства приучать их к добру." [892]
3. Как с детства приучать детей к благочестию?
а) Посмотрите на пример садовника.
"Садовник привязывает молодое насажденное деревце к тычинке [893] крепко утвержденной в земле, чтобы ветер не вырвал деревца, и отсекает лишние побеги, чтобы они не повредили и не иссушили молодого растения. Поступайте и вы так с вашими детьми, утверждайте сердца их в страхе Божьем, чтобы они не колебались от соблазнов, отсекайте возникающие в них страсти, чтобы они не укрепились и не умертвили внутреннего нового человека, рожденного в Святом Крещении." [894]
"Душа дитяти есть храм Божий. Посему нужно наблюдать, чтобы дитя ничего не слышало, ничего не говорило, кроме истин евангельских. Оно не должно слушать бесполезных для нравственности сказок, ни соблазнительных песней." [895]
"Напоминайте детям чаще о Святом Крещении и о данных ими тогда обетах. Чаще внушайте им, что мы все рождаемся и возрождаемся в крещении не для временной жизни, не для приобретения чести, и славы и богатства, но для жизни вечной; что наше настоящее житие, от рождения до смерти, есть не что иное как путь к обетованному отечеству и блаженной вечности. Научайте их мудрствовать "горняя, а не земная." [896]
б) Приучайте ваших детей к храму Божьему. "Мы позволяем им посещать зрелища, а о том, чтобы они не избегали церкви и не стояли в ней без благоговения, не заботимся. Мы заставляем их давать отчет в том, что они выучили в училище. Почему же не требовать от них отчета в том, что они слышали в доме Господнем?" [897]
в) Не почитайте излишним для детей чтение Святого Писания. "Пусть они из псалмов научатся умилению, из притчей и Сираховой мудрости — общественным и домашним добродетелям, из Екклезиаста — истинному счастью. От этих книг перешедши к Евангелию, дитя никогда не должно выпускать его из своих рук." [898] "Не говорите, что это хорошо только для монастыря. Я не отсылаю вас туда и не хочу ваших детей сделать отшельниками. Довольно, если сын ваш будет христианином. Ему определено жить в мире, в священных книгах он найдет правила для этой жизни, особенно если будет читать их с юных лет." [899]
г) Не дозволяйте им чтения пустых, не приводящих к полезным знаниям, книг.
"Первый возраст есть возраст неведения, но это неведение делается более глубоким и более опасным в детях, когда дают им, в числе первых книг, истории героев, с тем, чтобы научить их удивляться героям, — тогда как эти герои были преданы всяким страстям. Странное заблуждение! Не от этого ли мы собираем с воспитания скороспелые плоды? Не от этого ли воспитание наше доставляет обществу людей только надменных, необузданных, безнравственных, привыкших погрязать в тине порока?" [900]
д) Предохраняйте их от сообщества с людьми, неизвестными вам по своему поведению.
"Если родители, прогуливаясь со своими детьми в поле или в саду, всячески остерегаются, чтобы не ужалила их змея, то для чего не заботятся, чтобы не ужалил их разврат? Для чего не берут предосторожностей, чтобы этот коварный враг не поднес им питья из золотой чаши вавилонской? Яд подслащают медом, и порок часто обольщает нас, прикрываясь видом добродетели." [901]

Самообольщение при самооценке нашего нравственного достоинства

"Всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?" (ст.20).
С таким сознанием своего нравственного достоинства отвечал юноша Иисусу Христу. Но следующее за тем испытание показало, что юноше не доставало еще много в его воображаемом совершенстве, — не доставало самого первого и главного, без которого невозможно никакое нравственное совершенство, — не доставало беспристрастия к земным благам, след., любви к Богу, к ближним и т. д. Юноша, таким образом, обманывался в суждении о своем нравственном достоинстве.
Часто бывает это и с нами.
1. В чем оно состоит?
Мы обманываем сами себя при самооценке нашего нравственного достоинства, если считаем себя совершеннее, чем мы на самом деле, поэтому презираем других и ожидаем от нашей добродетели такого добра, на которое мы не имеем никакого права. Самообольщению противоположна искренность и честность в отношении к самим себе.
а) При искренном и честном испытании нашего нравственного достоинства, мы руководствуемся законом Божьим и свидетельством совести, не скрываем ни малейших недостатков и не пропускаем без внимания ничего, заслуживающего порицания.
Но кто обольщается, тот придает своим добрым качествам более достоинства, чем они действительно имеют, пренебрегает необходимым самоиспытанием своего душевного состояния, скрывает свои недостатки из легкомыслия или с намерением, старается извинить свои погрешности или преступления.
б) Человек искренный к самому себе скромен в отношении к другим, отдает справедливость их добродетелям и заслугам, и снисходит к их недостаткам. Но страдающий самообольщением своего нравственного достоинства всегда расположен осуждать и порицать других, унижать их достоинство, потому что считает себя лучше их. Не противно ли это Евангелию, любви, терпению, смирению и кротости, которые мы должны оказывать, как христиане?
2. От чего оно происходит?
Самообольщение при суждении нравственного достоинства происходит:
а) От неправильного понятия о сущности истинной добродетели.
Кто хочет правильно судить о своем нравственном достоинстве, тот должен иметь мерило, — совершеннейший образец, с которым он мог бы сравнить свои собственные добродетели, чтобы видеть насколько они похожи на этот образец. Но всегда ли это бывает при суждении нравственного достоинства?
Многие люди того мнения, что добродетель состоит во внешнем согласии их поступков с законом, или в удалении от грубых преступлений и злодеяний, как думал евангельский юноша; или они полагают, что для добродетели ничего более не нужно, как только благочестивые движения, отдельные поступки благотворительности и милосердия; или, наконец, сравнивают свою жизнь с людьми порочными.
Но кто по таким представлениям судит о сущности добродетели, тот обманывается в суждении о своем нравственном достоинстве.
б) От тщеславия и честолюбия.
Кто непомерно домогается одобрения людей и старается достигнуть его внешними преимуществами, тот придает великую важность таким преимуществам и мелочам, которые не заслуживают внимания, и по ним судит о своем собственном достоинстве. Он хочет почета и уважения, и скрывает свои недостатки не только от других, но и от самого себя.
в) От недостатка самопознания.
Если мы желаем иметь истинное суждение о своем нравственном достоинстве, то должны знать самих себя, не только наши добрые качества, но и худые, — ознакомиться с нашим внутренним состоянием, со свойствами наших намерений, расположений и наклонностей. Возможно ли без такого самопознания не впасть в самообольщение относительно нашего нравственного достоинства? Самолюбие ослепляет! Сколь многие люди, живущие в невозмутимом довольстве своим нравственным состоянием, были бы очень недовольны самими собой, если бы лучше узнали самих себя! Даже при беспристрастном самоиспытании мы небезопасны от самообольщения.
3. До чего оно доводит?
Самообольщение при суждении нравственного достоинства приводит:
а) К постепенному нравственному падению. Для большего преуспевания и усовершенствования в добродетели, необходимо частое и строгое самоиспытание. Кто обольщается своим нравственным достоинством, тот совершенно оставляет это самоиспытание, или не добросовестно его делает. Следствием этого бывает то, что он не только не утверждается в добре, а становится еще хуже. Воображая себя твердым и совершенным в добродетели, он не считает нужным быть бдительным к себе, предохранять себя от искушений, стремиться к надлежащему познанию истины и добра, укрепляться в вере, в любви к Богу в послушании Его заповедям и т. д.
б) К несправедливости и жестокосердию в отношении к ближним. Кто из гордости и самолюбия, по недостатку самопознания, скрывает свои погрешности и имеет о своем нравственном достоинстве преувеличенное мнение, тот не только ложно судит о других, но и расположен порицать их малейшие недостатки.
Как мало будет принимать участия в благе ближних тот, кто ослеплен самолюбием и считает себя выше их! Как редко будет он оказывать любовь и усердие к исправлению своих погрешающих братий! и т. д.
в) К удалению от Бога и Его любви. Бог требует раскаяния и чистосердечного исповедания грехов, смирения и самоотвержения. Но кто обольщается своими нравственными заслугами, тот не чувствует нужды в раскаянии и смирении, не искренен в отношении к Богу, прибегает, наконец, к лицемерию и мнимому благочестию, без его силы и духа.

О средствах воспитания

"Всё это сохранил я от юности моей" (ст.20).
Евангельский юноша во многих отношениях был благовоспитанный юноша. Он вежливо обращался с вопросом к Иисусу Христу, называя его добрым учителем, он отчетливо знал закон Божий и исполнял его. Видно, он был хорошо воспитан своими родителями.
Это дает нам случай беседовать — о средствах воспитания.
Каковы они?
1. Наказание.
Хотя наказание не единственное и не лучшее средство воспитания, однако ж оно спасительно и весьма часто неизбежно. "К своему величайшему несчастью сын почувствует слабость своего отца, потому что он испытывает затем наказание Божье." [902]
Но как родители должны наказывать? Наказание должно быть:
а) С ранних пор. В малых уже детях замечаются плохие наклонности. Блаженный Августин подтверждает это, говоря о зависти и самолюбии малых детей. Если родители не бывают измала учителями детей, то дети бывают учителями родителей и т. д.
б) Строгое. "Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его (Прит. 13:25). Кто любит своего сына, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им… Необъезженный конь бывает упрям, а сын, оставленный на свою волю, делается дерзким" (Сир. 30:1,8).
в) В надлежащей мере. Наказание должно быть строгое, но не слишком: "отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем" (Ефес. 6:4). Надобно быть строже к конкретным согрешениям, чем к неспособностям. Примеры!
"Раны промывают вином, излечивают маслом. Так и в воспитании: снисходительность должно смешивать со строгостью." [903]
г) Разумное. Tо наказывают тотчас, то откладывают наказание. Часто достаточно одного слова, выговора, но зачастую нужно прибегнуть и к розге.
д) Исправительное. Бог хочет Своим наказанием не только побудить к исполнению закона, но и к исправлению. Так и родители должны иметь в виду при наказании, главным образом, исправление! Родители столько любят своих детей, и желают им счастья. Что значит тут одно только гневное слово?
2) Учение.
Учение и наставление составляют весьма важное и совершенно неизбежное средство воспитания.
"Для сего Бог и вложил родителям такую любовь, дабы они были учителями детей в добродетели." [904]
а) Родители должны быть сами учителями. Первые уроки о Боге, об Иисусе Христе, о молитве должны исходить из уст родителей. Они пользуются величайшим уважением. Человек получает добро прежде всего и более всего в семье.
б) Они должны помогать школе. Чего лишаются родители, если не посылают детей своих в школу? Сколь вредно нищенство?
Дети могут работать после школы. Не заставляйте же их однако так рано думать только о земном.
в) Они должны помогать Церкви. Достоинство слушания Слова Божьего! Кто детей лишает Церкви, тот лишает их Бога и всякого счастья.
3. Пример.
Это — самое лучшее средство воспитания.
а) Родители должны казаться детям как бы высшими существами. Никакая их слабость не должна быть известна их детям, иначе теряется благоговение, уважение и любовь. A затем?
"Как вы будете держать детей своих в порядке, когда сами ведете беспорядочную жизнь?" [905]
б) Учение хорошо, но пример лучше. Пример привлекает. Сколько детей привыкает, глядя на родителей к божбе, гневу, зависти, не смотря на учение?
в) Доброе легче познается на примере, чем изучается теоретически. Когда бывают дети набожны, благоговейны, трудолюбивы, бережливы и милосердны?
Заключение. Увещание к родителям и детям!
"Нет никакого высшего искусства, как искусство воспитания. Живописец и ваятель творит только безжизненную фигуру, а мудрый воспитатель создает живой образ, смотря на который радуется Бог и люди." [906]

Неправильно употребляемое богатство делает человека несчастным

"Трудно богатому войти в Царство Небесное" (ст.23).
Не богатство затрудняет вход в Царство Небесное, но злоупотребление богатством.
Неправильно употребляемое богатство делает человека несчастным.
1. В течении жизни.
Неправильное употребление богатства делает человека несчастным в течении жизни, потому что похищает здоровье, или честь и любовь перед ближними и y ближних, или радости жизни, или мир душевный. Похищает:
а) Здоровье, если слишком много им наслаждаются, наслаждаются не во время, наслаждаются без предварительного труда и занятий.
б) Честь и любовь людей.
Доброе имя есть величайшее земное благо: "оно лучше богатства многа." Но если богатство употребляется для взимания непомерного роста, для разорения бедных, для подавления права, то оно подвергается презрению, отвращению и даже проклятию от угнетаемых им. Какое несчастье! Владеют металлом и человеческим потом, но ни одним сердцем, ни одним человеком!
в) Истинные радости жизни. Они вытекают только из полезной деятельности, из труда для блага людей. Но иной богач не трудится, живет день за днем и не имеет никакой радости.
г) Душевный мир. На это есть один довольно поучительный рассказ.
Один богатый человек, которому золото не давало спать ночей, позавидовал своему бедному соседу, жившему со своим семейством в постоянном труде и счастье. Зависть побудила его разрушить счастье этого семейства. Он повесил незаметно кошелек, наполненный золотом, в спальню счастливого бедняка. Этот заметил кошелек и пришел в восторг. Он стал обдумывать, как бы ему скрыть кошелек от мира и даже от семейства. Долго он не мог ничего придумать. Однажды он лег с золотом в постель и притворился больным, что продолжалось несколько дней. Семейство печалилось о его болезни, и он вследствие своей заботы о золоте и своей непривычной бездеятельности действительно заболел. Какое несчастье!
Наконец, богач взял назад свое золото, — и здоровье, деятельность, мир, радость, удовольствие снова возвратились в хижину бедняка.
2. В вечности.
Неправильно употребляемое богатство делает несчастным в вечности и для вечности. Такой богач:
а) Плохой Божий управитель. Какой он представит отчет перед вечным Судьей в употреблении вверенного ему богатства? Он имел так много случаев делать добро и не делал ничего!
б) Человек со злым сердцем. Он не годится для неба, а только для ада. Только души благородные, имеющие доброе сердце, могут быть на небе в общении с Богом.
в) Человек земной. Его сердце привязано только к земным благам и удовольствиям. A это чувство влечет душу к земле. К небу такая душа не стремится, на земле она остаться не может. Что другое остается в смерти, как не низойти в ад?
г) Идет в ад. Богатый обжора. Какой жаждой он страдал? Никто не пришел на помощь. Так продолжается вечно!

"Трудно богатому войти в Царство Небесное."

(Ст. 23).
1. Почему трудно?
а) Для любящего богатство оно составляет высшее и единственное сокровище, а "ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф. 6:21).
Трудно стремиться к небу тому, чье сердце привязано к земле; для такого небо как бы не существует; y него одно сокровище — золото, других высших сокровищ он не понимает и не ценит (ст.22, [907] Апок. 3:17 [908]).
б) Страстно привязанный к богатству только и думает о богатстве.
Как терние уязвляет и раздирает тех, которых оно касается, так и богатство, по замечанию Святых Отцов, производит то же самое действие в сердцах тех, которые к нему привязываются, оно уязвляет и раздирает их то желанием иметь его, то страхом потерять его, то огорчением и даже отчаянием от потери его (Иов. 20:22 [909]).
Когда же, после этого, думать богатолюбцу о нуждах своей души? (Мф. 6:24 [910]).
в) Жадные к богатству не гнушаются никакими средствами для насыщения своей жадности.
"Желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти" (1 Тим. 6:9-10 [911]).
A могут ли такие люди войти в Царство Небесное, для достижения которого нужно "очистить себя от всякой скверны плоти и духа" (2 Кор. 7:1 [912]).
г) Если богатство достигается и без употребления несправедливых средств, то как обыкновенно пользуются им сребролюбцы?
На удовлетворение всевозможных прихотей, для тщеславия и самохвальства и т. д.
Поистине трудно богатому войти в Царство Небесное!
2. Когда же легко?
"Человекам это невозможно, Богу же всё возможно" (ст.26). Богатому самому невозможно устоять против всех искушений, соединенных с богатством, но при всесильной помощи Божьей благодати он может избежать всех опасностей богатства. (Примеры: Авраам, Иов и другие праведники). При помощи этой благодати христианин и в приобретении, и в употреблении богатства поступает, как добрый и верный раб.
а) Если богатство не досталось ему в наследство, то он и не домогается его, а "имея пропитание и одежду … доволен тем" (1 Тим. 6:8), — живет "имея нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть, Ибо Господь сказал: не оставлю тебя и не покину тебя" (Евр. 13:5).
б) В приобретении его он употребляет средства законные и честные: благоразумие, труд с молитвой.
в) В достижении его он не прилагает к нему своего сердца (Псал. 61:11 [913]), не смотрит на него, как на цель всех своих желаний и стремлений (1 Тим. 6:17 [914]).
г) В употреблении его он умеет соединять материальное довольство с духовной пользой, употребляя его на дела благотворения (1 Тим. 6:18–19 [915]).
A такое употребление богатства не только не служит к погибели, но и ведет в жизнь вечный (Мф.25:21, [916] 40 [917]).

Пагубное влияние пристрастия к земным благам на наше истинное благо

"Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение" (ст.22).
Пристрастие к земным благам:
1. Ослабляет и подавляет благороднейшие и святейшие чувства в человеке.
2. Похищает его высокое достоинство.
3. Доводит до величайших глупостей и преступлений.
4. Лишает всякого утешения в страданиях и смерти.