II. Апостольское чтение

Зачало (166): Святого Апостола Павла 1-е Послание к Коринфянам 16:13–24

13 Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды.
14 Все у вас да будет с любовью.
15 Прошу вас, братия (вы знаете семейство Стефаново, что оно есть начаток Ахаии и что они посвятили себя на служение святым),
16 будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся.
17 Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше,
18 ибо они мой и ваш дух успокоили. Почитайте таковых.
19 Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью.
20 Приветствуют вас все братия. Приветствуйте друг друга святым целованием.
21 Мое, Павлово, приветствие собственноручно.
22 Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа.
23 Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами,
24 и любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь.

Практический очерк содержания рядового чтения

В этом апостольском чтении, составляющем заключение первого послания апостола Павла к Коринфянам, содержится:
а) увещание к непоколебимой вере и неослабной братской любви (ст.13–14);
б) наставление о признательности и уважении к лицам, отличающимся благочестием и труждающимся на пользу общую (ст.15–18);
в) братское приветствие ко всем христианам (ст.18–21), причем апостол присоединяет страшное предостережение от недостаточной любви к Иисусу Христу (ст.22), как основания всех беспорядков, желание благодати от Господа (ст.23), как начала всякого благоустройства, и свидетельство о своей христианской любви ко всем христианам (ст.24), не исключая даже и тех, которые по своим поступкам заслужили его строгое обличение (ср. гл. 5:2; [955] 5; [956] 8 [957]).

О духовной бдительности

"Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды" (ст.13).
Такой важный совет дает апостол христианам, чтобы пробудить их внимательность к опасностям мира и бдительность к собственному сердцу, без чего они легко могут утратить чистоту и теплоту веры, и незаметно перейти на путь нечестия и неверия. Посмотрите, как бывает бдителен воин, когда готовится победить врага! Вы — воины Христовы, окруженные со всех сторон врагами, вы, как овцы, находитесь среди волков. Итак, "бодрствуйте, стойте в вере…," вам необходимо позаботиться — о духовной бдительности.
1. В чем она состоит?
Естественная бдительность обнаруживается в особенной внимательности ко всему, что угрожает естественной жизни или здоровью. Духовная бдительность — во увнимательности ко всему, что угрожает духовной жизни или делу веры и спасения. Сюда относится:
а) Бдительность к возникающим в нас внутренним движениям, от Бога ли они, или от духа обольстителя (1 Тим.4:1; [958] 1 Петр. 5:8; [959] Ефес. 6:16; [960] 2 Кор. 11:14 [961]).
б) Бдительность к внешним искушениям от мира или от людей, преданных миру (1 Кор. 15:33; [962] Деян. 20:30 [963]), и от различных обстоятельств в жизни.
в) Бдительность к более сокровенным внутренним искушениям: к духовной беспечности и небрежению в молитве, к миролюбию, к охлаждению христианской любви.
2. Как она необходима?
а) Недостаток духовной бдительности легко может погрузить нас в сон греховной беспечности и подвергнуть искушениям, поэтому сказано: (Лук. 21:36. Апок. 16:15).
б) Без духовной бдительности нас может постигнуть участь неразумных дев (Мф. 25:1-12).

Христианская любовь есть источник всякой истинной добродетели

"Все у вас да будет с любовью" (ст.14).
Назначение человека быть добродетельным.
Но понятия о сущности добродетели бывают часто различны, смотря по воспитанию, образу жизни и нравам. Между тем, истинное понятие о добродетели должно быть только одно. Какое же? "Все у вас да будет с любовью!" говорит апостол в заключение своего послания к коринфским христианам и тем выражает всю сущность своих наставлений, как они должны поступать в различных отношениях жизни, чтобы быть истинно добродетельными. Он требует одного, из которого вытекают все добродетели, — именно любви.
Христианская любовь есть источник всякой истинной добродетели.
1. Она есть начало добродетели.
Как начинается добродетель в каждом частном человеке, когда и при каких случаях пробуждается первое сознание справедливости и долга, — этого мы не можем сказать.
Но мы можем с достоверностью утверждать, что любовь есть начало всех добродетелей.
а) Первое добродетельное стремление в дитяти обнаруживается в послушании родителям и учителям, в исполнении их приказаний.
Но это послушание происходит не из страха к родителям, не из страха к наказанию. Где страх, там принуждение и сопротивление. Отсюда не возникает никакой добродетели.
Любовь у неиспорченного дитяти служит источником послушания.
Оно видит, какими благодеяниями пользуется оно ежедневно от родителей, как они его любят, и оно любит их взаимно, охотно исполняет их волю.
Если дитя учится знать Бога, как своего Отца и Благодетеля, то оно также любит Его и из любви повинуется Ему.
Любовь ведет к благодарности и смирению, рождает упование и преданность Богу.
б) Обращение грешника начинается также с любви.
а. Его трогает представление о благости и милосердии Божием.
Он думает о Его благодеяниях, Его путях, Его покрове и поддержке.
Это представление трогает его сердце, и он говорит себе: "как могу я долее оскорблять своими грехами такого Бога и Отца! Нет, не хочу долее отвращать своей души от Него, хочу исправиться, чтобы быть достойным Его любви."
b. Или: если человек порочный понимает, как он сильно оскорблял своей жизнью других людей, сделал многих несчастными: то он еще не погиб, если в его сердце есть любовь к ним. Эта любовь произведет в нем первую решимость: "Я хочу, я должен быть другим человеком" и т. д.
с. Или: если порочный человек подумает о следствиях "своей порочной жизни," представит себе временное и вечное несчастье греха: будет ли он продолжать греховную жизнь, если в нем пробуждена разумная "любовь к себе?"
в) Таким образом, любовь — любовь к Богy — к ближним — к самому себе есть начало исправления и добродетели.
2. Она есть продолжение добродетели.
Любовь облегчает и содействует продолжению и преуспеванию добродетели.
а) Если уже положено начало добродетели и возбуждена решимость: "клялся хранить праведные суды Твои, и исполню" (Псал. 118:106), то предстоит еще немало труда и усилий, борьбы и самоотвержения, чтобы выполнять постоянно такую решимость.
Чувственные наклонности и пожелания, если они даже и отражены, не престают однако же с новой силой нападать на нас.
Внешние обстоятельства, обращение с людьми, злые примеры поставляют ежедневно в опасность еще слабую добродетель.
Нас окружают такие искушения ко греху, которых мы не замечаем, потому что нас ослепляет самолюбие. Как легко мы уступаем! Как слабы и бессильны часто наши предприятия!
Не смотря на то, Бог требует от нас многого и трудного. "Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя" — (Мф. 18:8–9 [964]) "Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24).
Поэтому есть так много только начинающих, а не продолжающих добродетель.
б) Но любовь и здесь служит источником добродетели, потому что она облегчает ее продолжение.
Тебе тяжело отвергнуться мира и исполнять одну только Божью волю, потому что ты часто не понимаешь, почему Он заповедует тебе то, а не другое, но если ты любишь Бога от всего сердца, тогда тебе легко исполнять волю Божью, тогда ты охотно будешь повиноваться Ему, потому что Он требует только того, что для тебя полезно и спасительно.
Люди препятствуют тебе исполнять твои обязанности в отношении к ним, ты должен бороться с предрассудками и злобой, тебя гонят, оскорбляют: но если ты любишь людей по примеру Иисуса Христа, то все это будет тебе легко, потому что "Любовь долготерпит, милосердствует…" и т. д. (1 Кор. 13:4–7 [965]).
Тебе стоит борьбы и самоотвержения быть умеренным, воздержным, целомудренным и т. д., но ты и здесь можешь одержать победу, если твоя любовь к себе облагорожена любовью Богу.
Так любовь содействует всякому преуспеванию в добре и служит продолжением добродетели.
3. Она есть завершение добродетели.
Любовь служит источником добродетели, наконец, потому, что она делает добродетель совершенной и богоподобной. Она соединяет в себе все частные добродетели.
а) Любовь есть союз совершенства (Кол. 3:14 [966]). "Любящий другого исполнил закон" (Рим. 13:8–9 [967]). "Любовь есть исполнение закона" (Рим. 13:10). Она соединяет в себе все добродетели, благоговение, послушание, благодарность, упование в отношении к Богу.
Кто любит Бога больше всего, тот любит и ближнего, как самого себя, и исполняет в отношении к ним все свои обязанности.
б) Совершенство такой добродетели мы видим в Иисусе Христе, потому что Его добродетель вытекала из любви к Богу и ближним, и в этой любви Он всегда пребывал до самой смерти. Таково будет совершенство и нашей добродетели, если все у вас да будет с любовью, как заповедует апостол.

Отчего происходит, что доказательства истинной любви к людям не часто встречаются в ежедневной жизни?

"Все у вас да будет с любовью" (ст.14)!
Люди созданы для взаимной любви. Чувства благожелания, привязанности, сердечного участия вложены в нас самой природой.
Нет ни одного отношения между людьми, которые бы не украшались любовью, — ни одного счастья, которое бы ей не возвышалось, — ни одного горя, которое бы ей не облегчалось, поэтому заповедует апостол: все у вас да будет с любовью!
Но если любовь так естественна нам и так благотворна, то отчего она так редка в повседневной жизни людей! Отчего происходит, что доказательства истинной любви к людям не часто встречаются в ежедневной жизни?
Причина этого скрывается:
1. В природе самой любви к людям.
Любовь есть чувство, которое проявляется больше в тиши и втайне, чем публично и открыто.
а) Как всякой вообще истинной добродетели свойственно таиться от мира, так и истинная любовь к людям держит себя далеко от взоров мира. Конечно, бывают случаи, где друг человечества действует мужественно и открыто, если этого требует счастье ближнего или благо общественное.
Но где это не нужно, там он делает добро втайне.
Неведомо для мира, он является утешителем несчастных, помощником страждущим, спасителем погибающих.
б) Часто и даже чаще всего истинная любовь к людям обнаруживается более в терпении за других или ради других, чем в действии. Кротость, самоотвержение, миролюбие, незлобие суть такие добродетели, которые вытекают из общего источника терпеливой человеческой любви и о которых мир часто ничего не знает.
Поэтому мы не должны удивляться, что обнаружения человеческой любви не часто встречаются в повседневной жизни, это — в природе самой любви.
2. В заблуждениях и недоразумениях.
Где любовь хочет проявить себя свободно и искренне, там необходимо, чтобы ум и сердце были в согласии.
Любовь к людям будет всегда чистосердечно проявляться, если ум решает правильно, беспристрастно и без предрассудков: кому и как должно выразить чувства сердца, полного любовью к людям.
а) Многие препятствия при оказании человеческой любви бывают легко удалены, если образованный ум правильно судит об отношениях и обстоятельствах, о речах и поступках других людей, или умеет отклонить недоразумения. Но как редко мы встречаем благородное, человеколюбивое сердце в соединении с образованным, правильно мыслящим умом! — как редко ум управляет движениями сердца, чтобы оно не горячилось слишком, или не обнаруживало себя каким-либо образом, несовместным с достоинством человека!
Тут часто скрывается причина, почему так редки проявления истинной человеческой любви в повседневной жизни. Тому виной заблуждения, предрассудки и недоразумения.
б) Примеры.
Иной хочет оказать услугу любви своему ближнему, его доброе сердце влечет его к состраданию, милосердию, примирению, великодушию.
Но тут является злой предрассудок, заблуждение, раздумье: хорошо ли, благоразумно ли я поступлю, если я буду услужлив, сострадателен, милосерд к тому или другому, оскорбившему меня? Не будет ли против моей чести, если я примирюсь с ним, не отомщу за себя и т. д.?
Так вследствие клеветы возникают недоразумения между добрыми людьми, недоразумения возбуждают подозрение и недоверие.
Как часто, таким образом нарушается любовь между супругами, родителями и детьми, братьями и сестрами, и превращается в ненависть и вражду!
Благо каждого человека требует удалять такие препятствия для любви.
3. Во внешних обстоятельствах и отношениях.
Такие обстоятельства суть внешнее звание, ранг, рождение и состояние, различие нации и религии.
Различие людей в отношении этих обстоятельств должно не разлучать людей, а давать им случай проявлять взаимную любовь друг к другу. Но так ли бывает на деле?
а) Богатый и знатный считает себя часто слишком высоким, чтобы дружелюбно обходиться с бедным и низким.
Он забывает, что каждый человек — его брат и, как человек, имеет право на уважение и любовь, если он того заслуживает своим поведением.
Бедный и незнатный боязлив, подозрителен, недоверчив, завистлив.
Так, различие состояния и внешних отношений производит охлаждение и равнодушие, которое ослабляет и убивает чувства взаимного благожелания.
б) Различие в вере также производит часто такое действие. Известно, как иудеи и самаряне ненавидели и презирали друг друга.
Между христианами также это случается. Религия Христова, которая должна соединять всех людей святым союзом братской любви, служит нередко предлогом к вражде и преследованиям.
Примером самарянина Иисус Христос научил, что разность в исповедании веры не освобождает людей от долга человеческой любви.
4. В самолюбии.
Самолюбивый думает всегда о себе, заботится только о себе, своих выгодах, удовольствиях, радостях, чести, и предпочитает свое благо благу всех других людей.
Он, конечно, довольно умен для того, чтобы избегать грубых пороков, потому что они бесчестят его и причиняют ему вред.
Но он слишком беспечен и своекорыстен, чтобы искать случаев, где он мог бы оказать добро друзьям или врагам.
а) Он не имеет никакого сочувствия к страданиям других, не принимает никакого участия в их счастьи и несчастьи, не радуется с радующимися, не плачет с плачущими.
В каждом отношении, в каждом звании и должности, он поступает только, как наемник и исполняет свой долг и обязанности только из принуждения или награды.
Несчастный и погибающий не находит в нем утешителя и спасителя, невинность — защитника, общественное благо — мудрого и мужественного соратника.
б) Порок самолюбия составляет, к сожалению, всеобщее и великое препятствие человеческой любви.
Он разрушает святейший союз крови и дружбы в семействах, где каждый думает только о себе и никто о других. Он расторгает членов общества и народа друг от друга и разрывает связи, которые должны содействовать общественному благу. Будем ли мы удивляться, что редко встречаем в повседневной жизни истинную человеческую любовь, если самолюбие так всеобще между людьми!
"Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон" (Рим. 13:8).

О повиновении начальствующим

"Будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся" (ст.16).
Апостол заповедует коринфским христианам повиноваться Стефану и домашним его, поскольку они — первые в Ахаии по вере и добродетели и посвятили себя на служение святым. Но, сказав в общем смысле, повинуйтесь таковым, апостол обязывает тем христиан оказывать послушание не одному только Стефану и домашним его, но вообще всем подобным им, "ко всякому содействующему и трудящемуся" в делах добродетели.
Не обязывает ли и нас эта апостольская заповедь к послушанию тем, которые поставлены выше нас?
1. Мы должны всегда слушаться приказаний начальствующих.
На каких основаниях по преимуществу?
а) Послушание лучше жертвы. Сначала должно быть приказание, потом уже готовность. Многие делают это беспрекословно. Многие подают милостыню и не исполняют своих обязанностей послушания.
б) Послушание — главная часть любви. Мы должны любить всех людей, но особенно поставленных над нами. Если только я люблю кого-нибудь, то с радостью исполняю его волю. Следовательно, мы должны слушаться. Дитя, ты тогда только любишь родителей, когда повинуешься им! Кто истинно любит царя?
в) Послушание доставляет выгоду. Пользуются любовью начальствующих. При радостном послушании каждое дело легко. Охраняют себя от наказания, от греха и его последствий. Сравнение различного положения послушных детей, учеников, слуг, граждан и т. д.
2. Мы должны редко дожидаться приказаний начальствующих.
Т. е. должны всегда исполнять свой долг, не нуждаясь в приказаниях за исключением редких случаев, где требуются особенные приказания. "И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков" (Колос. 3:23).
Примеры лучше объяснят это:
а) Если детям нужно всегда приказывать и только тогда они слушаются, то они — не добрые дети. Они должны делать свое дело, не дожидаясь повелений и понуждений отца и матери. Работать, посещать школу или церковь, возвращаться домой и т. д.
б) Слуги, при вступлении в услужение, должны сначала ознакомитъся со всеми своими обязанностями, и потом не допускать себя более до напоминаний и приказаний. В случае недоумения должны спросить. Они должны сами искать и находить себе работу. Приказания должны быть потребны только там, где нужно что- либо особенное.
в) Граждане, служащие всех родов должны точно изучать закон, порядки и т. д. и следовать им. Что это за гражданин, которому нужно всегда напоминать о его обязанностях и т. д.?

Кто верует, тот не избегает

"Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды" (ст.13).
Не достаточно, если воин взял оружие, надо также, чтобы он твердо стоял. Так и воин Христов (2 Тим. 2:3). Но как многие отступают в минуту нужды и нападения! (Лук. 8:13 [968]). К таким не благоволит Бог (Евр. 10:38 [969]). Кто истинно верует, тот не убегает (Исаии 28:16 [970]). Кто верует, тот не избегает:
1. Ни Христа.
Потому что он знает Его и сознает, какое сокровище он имеет в Нем. Только те избегают Его, которые не знают Его, или нарушают Его заповеди (1 Кор. 1:23; [971] Псал. 4:7 [972]) или втайне удаляются от Него вспять (Иоан. 6:66 [973]).
Кто верует, тот любит Его всем сердцем, и потому охотно слушает Его голос, когда другие охотнее внимают голосу мира. Христианин избегает мира и прибегает ко Христу (Псал. 70:3 [974]).
2. Ни креста.
Сатана со своими нападениями, мир со своими искушениями, плоть со своими страстями, часто нападают на воина Христова. Наемник предается в этих случаях бегству (Мф. 19:22 [975]). Но истинно верующий бодрствует, стоит, мужается, утверждается. Конечно, тут требуется много труда и борьбы (Мф. 16:22; [976] Mар. 14:34–35 [977]), но вера превозмогает наконец все. Без креста не обходится ни один ученик Господа (Лук. 19:23 [978]). Но Бог не обременяет нас сверх сил и имеет довольно средств помочь нам (Псал. 67:20 [979]).
3. Ни самой смерти.
Христос предал Свою жизнь за нас (Фил. 2:8 [980]). Не должны ли и мы принести в жертву Ему нашу жизнь? Должны ли мы бояться смерти? Напрасно мы думали бы избежать смерти (Псал. 88:49 [981]): но однако мы не должны и искать ее. Христианин не пребывает в смерти (1 Иоан. 3:14 [982]).
Иисус Христос Сам вынужден был избегать ее в определенных условиях (Мф. 2:13 [983]), — но вместе с тем христианин никогда не теряет ее из виду и открывает ей без страха двери (Фил. 1:23 [984]).
Заключение. Кто верует, тот также избегает — но чего? Греха (Сир. 21:2 [985]). Похотей юных (2 Тим. 2:22 [986]). Нецеломудрия (Сир. 19:2 [987]).

Долг уважения и признательности ко всем верным деятелям

"Почитайте таковых" (ст.18).
В этих немногих словах богодухновенного апостола — какой преподается богатый урок уважения и признательности к труждающимся лицам, каким бы то ни было образом, на пользу общую! Вы знаете, говорит апостол коринфским христианам, семейство Стефана, которое отличается особенной благотворительностью к бедным и неимущим (ст.15), вы знаете, что тот же Стефан вместе с некоторыми другими членами коринфской церкви "оставил для вас дом и отечество," [988] — чтобы успокоить меня и вас. Итак, познавайте таковые, цените их как следует, воздавайте им должное уважение и признательность, зная их труды и усердие (ср. 1 Фес. 5:12 [989]). Остановимся на этих словах апостола и научимся из них воздавать — долг уважения и признательности ко всем верным деятелям.
1. Кто эти деятели?
Их много, но главным образом:
а) Духовные пастыри и учители (1 Кор. 4:15; [990] 1 Фес. 2:9 [991]).
б) Начальники и воспитатели.
в) Благодетели и все труждающиеся словом и делом для общего блага.
2. Долг, какой мы должны им воздавать.
а) Честь и признательность особенную (1 Тим. 5:17; [992] Фил. 2:29 [993]).
б) Любовь и уважение преимущественно (1 Фес. 5:12–13 [994]).
в) Помощь им и их семейству в нужде (2 Кор. 9:7, [995] 10 [996]).
г) Молиться за них, как при жизни, так и по их смерти (Евр. 13:18, [997] 7 [998]).

Проклятие неверия есть выражение любви

"Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа" (ст.22).
Преподав христианам заповедь о любви (ст.14) и напутствовав их святыми благожеланиями (ст.15–21), апостол Павел заключает свое послание страшной угрозой, — угрозой проклятия: "кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа." Конечно, проклятие несовместно с христианской любовью, но из этого примера апостольского мы учимся, что — проклятие неверия есть выражение любви.
1. Как мы должны смотреть на проклятие, которому Святая Церковь подвергает неверующих?
Неверие есть:
а) Погибель, величайшая из всех погибелей, каким только человек может подвергаться.
б) Погибель, до которой неверующий сам себя доводит и, следовательно, сам себя проклинает.
в) Сильнейший яд, которой легко может заражать других.
г) Поэтому неверие — мерзость для любви, как и все то, что причиняет вред душе.
2. Как в этом проклятии выражается любовь?
а) Самое первое и высшее благожелание христианина Христианину — то, чтобы благодать Божья была с ним (ст.23).
б) Без благожелания любовь одного человека к другому не может проявляться в полной мере.
в) Но неверие лишает человека любви Иисуса Христа и через это удаляет также и любовь собратий к нему.
г) Поэтому проклятие неверия есть чистейшее выражение любви в отношении к неверующим.

Кто не имеет любви, тот не может называться истинным христианином

"Все у вас да будет с любовью" (ст.14).
Потому что:
1. Он преступает самую важную заповедь христианства.
2. Он не почитает Бога по-христиански.
3. Он не подражает примеру Иисуса Христа.