II. Апостольское чтение. Зачало (176): 2-е послание к Коринфянам 4: 6-15

6 потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа.
7 Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам.
8 Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся;
9 мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем.
10 Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем.
11 Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей,
12 так что смерть действует в нас, а жизнь в вас.
13 Но, имея тот же дух веры, как написано: я веровал и потому говорил, и мы веруем, потому и говорим,
14 зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами.
15 Ибо всё для вас, дабы обилие благодати тем большую во многих произвело благодарность во славу Божию.

Практический очерк содержания рядового чтения

В апостольском чтении пятнадцатой недели говорится о том, какое величие силы Божьей проявилось в немощах провозвестников Евангелия. Напрасно, как бы говорит апостол, стал бы кто-нибудь поставлять немощи евангельских проповедников в вину самому Евангелию, напротив, в этом-то и проявилась его особенная, божественная сила. Если бы апостолы обладали книжной мудростью, крепостью сил физических, не терпели бы никаких гонений, скорбей, притеснений — тогда мог бы кто-нибудь подумать, что распространение Евангелия есть дело человеческое, а не Божье. Но на деле было не так. Бог, Который создал вещественный свет для освещения видимых предметов, послал и свет невещественный в лице Иисуса Христа для просвещения душ человеческих светом Богопознания (ст.6). Но этот свет Богопознания Он заключил в невзрачные, [1074] по внешней видимости, сосуды, в сердца бедным, немудрых и немощных апостолов: мы же, говорит апостол, "Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, — для чего? чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам" (ст.7), дабы уверить всех, что распространение этого света не есть дело человеческое, но чудо беспредельной Божьей силы.
И вот, укрепляемые этой сверхъестественной силой, апостолы, при всей немощи, могли благодушно переносить всякие скорби, находились в отчаянных обстоятельствах, но не отчаивались, были гонимы, но неоставлены, угнетаемы, но не погибали (ст.8–9), даже более того — всегда носили в теле память смерти Господа Иисуса Христа (ср. 1 Кор. 15:3 [1075]), живые предавались непрестанно на смерть ради Иисуса, и однако не умирали, а напротив, тем сильнее открывалась в их теле жизнь Иисусова (ст.10–12 [1076] ср. 2 Кор. 4:9; [1077] 12, [1078] 10 [1079]). Все это вместе, будучи очевидным доказательством премножества силы Божьей, явленной в немощной плоти апостолов, указывает также с другой стороны на несомненность вечной жизни, ибо только уверенность в будущей славе и блаженстве могла дать апостолам дух переносить всевозможные страдания; поэтому святой Павел далее и прибавляет: "имея тот же дух веры, как написано: Я веровал, и потому говорил" (Псал. 115:1), "и мы веруем, потому и говорим, зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами" (ст.13–14).

Сравнение света солнца со светом Евангелия

"Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа" (ст.6).
Богоглаголивый апостол сопоставляет здесь свет созданный со светом несозданным, воссиявшим в лице Иисуса Христа. "Бог, Который при создании мира рек, да воссияет из тьмы, покрывающей землю, чувственный свет к просвещению творений: Сей Бог, "когда пришла полнота времени" (Гал. 4:4 [1080]), послал другой свет, Господа нашего Иисуса Христа, Который просветил сердца наши, да познаем истинную славу Божию" (см. Тол. Никиф. in. h. 1). Такое сопоставление света вещественного со светом духовным, предлагаемое апостолом, побуждает нас сравнить солнце с Евангелием.
Сравнение света солнца со светом Евангелия. Оба они доставляют:
1. Бодрость и надежду.
С рассветом дня больной опять ободряется и оживает надеждой. С восходом солнца возникает новый дух и надежда в груди бедняка и оставленного.
Так и свет христианства доставляет бодрость грешнику, больному душой, — и он питает надежду, ради заслуг Христовых, получить прощение от Бога. При свете христианства каждый труждающийся и обремененный странник земной надеется достигнуть неба, после беспокойств этой жизни, и бодро несет, возложенный на него, крест. Достойнство такого духа, такой надежды — весьма важно для человека. "А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся" (Исаии 40:31). "Бог — спасение мое: уповаю на Него и не боюсь; ибо Господь — сила моя, и пение мое — Господь; и Он был мне во спасение" (Исаии 12:2).
"Крепкий духом не преклонится под гнетом бедствий, он умеет ободряться в страданиях." [1081]
2. Утешение и радость.
С восходом солнца разливается веселье и радость в лесах и на нивах. Почки и цветы раскрываются, хоры пернатых поют. С радостью и веселием идет человек на дело свое и работает до вечера.
Но еще более высшей радостью и веселием мы обязаны свету христианства. Как отрадно нам знать, что Бог отечески заботится о нас, что Иисус Христос есть Брат наш и искупил нас от греха, что Святой Дух наставляет нас на всякую истину? Какой восторг доставляет нам обетование вечной жизни, христианская молитва, христианское Богослужение, святое причащение, деятельная любовь к ближним? "Праведники да возвеселятся, да возрадуются пред Богом и восторжествуют в радости." (Псал. 67:4). "Веселье сердца — жизнь человека, и радость мужа — долгоденствие" (Сир. 30:23). A какую радость и удовольствие ощущаем мы при верном исполнении обязанностей?
3. Новую жизнь.
Свет солнечный сообщает теплоту земле, — и во во всей природе разливается движение и жизнь.
Но христианство доставляет истинное духовное движение и жизнь. Как далеко подвинулись христианские народы, по сравнению с нехристианскими, в науке, искусстве, ремеслах, торговле, земледелии?
Но главное — христианство соединяет наши души с Богом, а только соединение души с Богом есть истинная жизнь. Разлучение с Богом есть грех и смерть для души, следовательно, соединение с Богом есть истинная жизнь. И эта жизнь, по обетованию Христа, есть вечная жизнь, следовательно — жизнь полная. "Мы проживаем это время только тогда с пользой, когда мы проводим его так, чтобы вечно жить." [1082]

Люди благочестивые имеют в самих себе достаточно оснований и доказательств продолжения существования личной человеческой души

"Зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами" (ст.14).
В воскресшем Христе мы имеем несомненное внешнее доказательство нашего личного существования после телесной смерти, следовательно, нашего бессмертия. Апостолы видели Его, прикасались к Нему, беседовали и разделяли трапезу с Ним. Виденное они передали другим. Истина воскресения Иисуса Христа и их собственного воскресения и будущей славы была для них так несомненна, что ради нее они пролили кровь свою и с уверенностью говорили: "Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами".
Люди легкомысленные, пристрастившиеся к земному, порочные не думают и не верят в бессмертие. Почему? Значит, они имеют сами в себе причины опровержения этого учения. Но люди добрые имеют в самих себе достаточные доказательства своей будущей славы и бессмертия.
1. Какие люди имеют в себе такие доказательства?
а) Которые вообще верят. Кто верит в единого Бога, — а кто не должен в Него верить? Кто несомненно знает, что добрый и верный Бог не может обмануть или наказать вечным уничтожением людей, которых Он призвал к вечной жизни и явно открыл, что мы бессмертны. Бог вложил эту истину в наше сердце, поэтому все народы верят в нее и пр.
б) Которые вообще надеются. Все люди живут надеждой. Человек приземленный надеется всегда только на лучшие времена на земле. Но они не приходят в истинном смысле, Никто и никогда не был вполне счастлив и доволен на земле. Следовательно, если нам не напрасно дана способность и утешение надежды, то она непременно должна осуществиться в другой жизни.
в) Которые любят. Нашему сердцу изначально присуща любовь. Неиспорченное сердце хочет любить и быть любимым. Но в этом мире не находят истинной любви. Часто даже не находит тут ни одного предмета, достойного любви. Часто самая искренняя любовь бывает отвергнута. Этот мир не понимает любви. Поэтому любящие сердца знают сами по себе, что должна быть другая жизнь, где удовлетворится потребность любви.
1. Какие люди имеют такие доказательства в себе?
а) Tе, которые исследуют. Есть много людей с ненасытной жаждой познаний. Они изучают, исследуют, собирают богатые знания. Но гораздо более, чем они исследовали и узнали, остается для них неузнанного и скрытого. Должно ли все это, с таким трудом добытое, кончиться со смертью, должно ли всякое исследование, не достигшее цели, быть напрасным? Должны ли они умереть с неразумными животными? Нет, их побуждение говорит им, что они достигнут ведения, что настанет свет, что когда-нибудь решение их вопросов будет возможно!
б) Те, которые сражаются. Все мы должны вести борьбу против нападений диавола, пожеланий плоти и проч. И многие сражаются успешно. Что ободряет их в этой борьбе? Непреодолимое сознание, глубоко внедренное в нас, что человеческие души не будут иметь конца, одинакового с птицами небесными, которые порхают по воздуху, и в этом воздухе живут, прыгают без заботы и труда.
в) Tе, которые побеждают. Были и есть святые и отважные люди, которые победили в себе всякое зло и восторжествовали над миром и плотью. Это — настоящие мудрецы и герои на земле. Все другие, все грешники — безумны. Этого никто отвергать не можетъ! Теперь: должны ли эти мудрецы и герои умереть наравне с животными, одаренными низшей природой и действующими по слепому инстинкту? — Нет, они знают, что за победой следует триумф, за борьбой ожидает их венец в другом мире!
3. Какие еще еще люди имеют в себе указанные доказательства?
а) Которые страдают. Много есть бедных, заброшенных, неузнанных, больных, преследуемых во всю жизнь, как бы она ни была длинна или коротка. Что это за несчастная жизнь была бы для человеческого духа, который может возноситься (в молитве) к небу? Мог ли Бог сотворить свободно разумные творения для одних только мучений? Их внутренний голос говорит им, что должна быть другая и лучшая жизнь.
б) Которые скорбят. Часто стоят при гробе своих близких. Сердце могло бы разорваться от горя, что удерживает его, что утешает? Скрытая в глубине души мысль, что такая любовь не была напрасна, что отшедшие от нас еще живут и т. д.
в) Которые побеждены. Неправда часто одерживает верх над правдой, добродетель угнетается, а порок побеждает, грех торжествует, а невинность страдает. Что возвышает нас тут и что утешает? Мысль, возникающая сама собой, что должно быть высшее правосудие, что есть воздаяние по ту сторону гроба.
Заключение.
Если мы, таким образом, благочестивы и пока благочестивы, мы веруем в бессмертие и говорим с уверенностью, подобно апостолу (ст.14). A если истинно веруем в бессмертие, то стараемся быть благочестивыми и веруем вообще в Спасителя, надеемся, любим, мы стремимся тогда, боремся, побеждаем, мы находим тогда утешение в скорбях, по примеру апостола (ст.8–9 [1083]). (2 Кор. 5:1–2 [1084]).

Чем христиане могут утешаться в скорбях?

"Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены" (ст.8).
Вот христианский взгляд на скорби и бедствия, постигающие нас в жизни! "Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены."
1. Скорби и страдания составляли и составляют жребий всех истинных последователей Христовых в этом мире. (Примеры: Авель, Иаков, Иосиф, апостол Павел и мн. другие). Ибо царство Христово есть царство креста (Деян. 14:22 [1085]). Без скорбей христианин становится неспособным к достижению неба.
Скорби бывают многоразличны по своему свойству и продолжительности, для различных христиан.
Есть однако ж скорби, которые хотя и различны по своей мере, однако по своему свойству общи всем последователям Христовым. Сюда относятся:
а) Скорби, соединенные с истинным покаянием. Без покаяния никто не может быть последователем Христовым, и без скорбей — сердечного сокрушения, печали, страха, беспокойства — не бывает никакого покаяния. Вспомним Давида, Петра и др. (Деян. 2:37–38 [1086]).
б) Скорби, неразлучные с повседневным обновлением внутреннего человека (ст.16 [1087]).
Умирать постоянно для мира и греха, распинать плоть свою, отвергнуться ветхого человека, мириться со своей совестью при трудных обстоятельствах жизни — все это не обходится без скорбей. Гибельные искушения диавола, которые нужно побеждать (2 Тим. 2:3; [1088] Ефес. 6:11–16 [1089]), нередко причиняют сильную скорбь.
A иногда чувствовать над собой карающую десницу Божью.
в) Скорби, происходящие от ненависти мира (2 Тим. 3:12; [1090] Мф. 10:22; [1091] 24:9 [1092]).
Мир не может не ненавидеть учеников Христовых, поскольку он ненавидит Учителя.
Но эта ненависть составляет для христиан, особенно вначале, великую скорбь.
г) Скорби, наконец, возбуждаемые слиянием нечестия и безаконий (Иезек. 9:4; [1093] 2 Петр. 2:8; [1094] Псал. 72:2–5; [1095] 109:6 [1096]).
Зло имеет большой успех в мире и влечет за собой тяжкие скорби для благочестивых душ.
2. Чем христиане могут утешаться при испытании всех скорбей мира сего?
а) Мир не имеет ничего лучшего, кроме скорбей, хотя и кажется что наоборот.
На первый взгляд, мир имеет много радостей и утех. Мир, сказано, возрадуется, — радуется в своей суете, радуется о страданиях, причиняемых им последователям Христовым.
Эти кажущиеся радости и удовольствия мира возбуждают иногда в мыслях христиан некоторое недоумение и смущение (Псал. 72:3; [1097] Иов. 21:7–8 [1098]).
Но христианин знает, что мир на самом деле не имеет ничего лучшего, поэтому он не завидует его суетности, блеску и радости, и не взирает с вожделением на его похоти.
б) Истинный последователь Христов испытывает не только скорби и страдания, но и радость.
Мир думает, что благочестие рождает из себя только печаль и уныние.
Но оно имеет в себе прежде всего радость, — радость чистую и не преходящую (Ис. 54:7–8; [1099] 61:10; [1100] Псал. 118:129; [1101] 2 Кор. 6:10; [1102] 7:4 [1103]).
И этим христианин утешается в страданиях.
в) В царстве Христовом так устроено, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу (Рим. 8:28; Рим. 5:3–5 [1104]).
Даже скорби, страдания, изнурительные лишения, жестокие кары полезны для них. Поэтому говорится (Евр. 12:5-1l [1105]). Это должен помнить христианин и не предаваться отчаянию в бедствиях.
г) Скорби кратки в сравнении со славой, которая следует за ними (2 Кор. 4:17; [1106] 16 [1107]). Этой истиной христианин успокаивается.
д) Скорби не только некогда прекратятся, но и обратятся в вечную радость (Иоан. 16:20–22 [1108]).
Если христианин помыслит о многих, перенесших великие скорби (Апок. 7:14 [1109]) и о том часе, когда Господь осушит слезы его, то может оставаться спокойным, подвергаясь временным бедствиям и страданиям (Псал. 29:5–6 [1110]).

Несомненная надежда христиан на блаженную вечность

"Зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас" (ст.14).
Апостол Павел так уверен в своем воскресении и будущей славе, что не называет даже этого верой, а просто знанием, как бы желаемое и ожидаемое было для него уже настоящим: зная, говорит он… (ср. 2 Кор.5:1 [1111]).
1. Надежда истинных христиан на блаженную вечность есть надежда несомненная, покоящаяся на добром основании.
а) Потому, что они не сами навязали ее себе, не праздная это мысль у них, но оживляется в их сердце силой и действием Божьим, следовательно, эта надежда — живая (1 Петр. 1:3 [1112]), ясная и сознаваемая, сильная и укрепляющая. Соответственно с этими свойствами она и называется совершенной надеждой (1 Петр. 1:13 [1113]).
б) Потому, что она опирается на заслуги Иисуса Христа, Который есть основание их надежды (1 Тим. 1:1; [1114] Кол. 1:27 [1115]).
в) Потому, что Слово Божье, в которое они верят и которому следуют, дает им право на такую надежду.
Неразумно было бы надеяться на то, к чему Слово Божие не дает никакого повода (Иов. 8:13; [1116] Притч. 11:7; [1117] 25:13 [1118]).
Но Божье Слово и Божьи обетования дают истинным христианам полное право на такую надежду (Исаии 50:10; [1119] Осии 12:6 [1120]).
г) Потому, что они, живя на земле, имеют продолжение своей жизни на небесах, куда они непрестанно стремятся (Фил. 3:20; [1121] Лук. 12:34; [1122] Евр. 12:22; [1123] Ефес. 2:6 [1124]). Посему всякий "имеющий сию надежду на Него, очищает себя" и т. д. (1 Иоан. 3:3–4 [1125]).
2. Поскольку надежда истинных христиан на блаженную вечность так несомненна, то она и не посрамит их (Псал. 39:5; [1126] Рим. 8:24 [1127]).
Бог поругаем не бывает: Он исполнит Свои обетования (Евр. 4:1 [1128]).

Слава истинных христиан

"Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах" (ст.7).
"В сих словах святой апостол Павел под сокровищем понимает неизреченную славу верующих, а под глиняным сосудом — слабость нашего естества и немощь нашей плоти." [1129]
Каждый возрожденный Божьей благодатью христианин носит в сердце своем славу Царства Небесного, эта внутренняя слава совершенно скрыта, пока человек находится здесь на земле, но некогда откроется во всем свете.
Слава истинных христиан.
1. Ее ближайшие свойства.
а) Это сокровище мы носим теперь в глиняных сосудах.
Что под этим понимается? О чем это напоминает нам?
б) Но однако и в глиняных сосудах это сокровище проявляется, как слава:
а. в отношении христиан к временным скорбям и страданиям (ст.8–9 [1130]);
b. в их постоянном уподоблении Иисусу Христу (ст.10–11 [1131]);
с. в их деятельности о благе ближних (ст.12–13 [1132]);
d. в их живой уверенности и уповании на блаженную вечность (ст.14 [1133]).
2. Эта слава некогда исполнится.
а) Исполнение это начинается уже здесь.
Оно обнаруживается у истинных христиан через истлевание внешнего и постоянное обновление "внутреннего человека" (ст.16 [1134]).
Главным условием к такому внутреннему преуспеванию служат скорби и страдания (ст.17 [1135]).
б) Но совершенно исполнится в вечности (ст.18 [1136]).
Из несовершенного придет в совершенное, из сокрытого явится в полном свете (ср. Мф.13:43 [1137]).

К чему должна побуждать нас истина, что мы носим сокровища благодати в глиняных сосудах?

"Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах" (ст.7).
1. К ободрению для малодушных, чтобы с дерзновением принимать сокровища благодати, когда они предлагаются.
2. К предостережению, чтобы не надмеваться этими сокровищами, а носить их в себе со смирением.
3. К напоминанию о необходимости быть бдительными, как к сосуду, так и к сокровищам.