I. Евангельское чтение. Зачало (62): от Матфея 15:21–28

21 И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские.
22 И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется.
23 Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами.
24 Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.
25 А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне.
26 Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам.
27 Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их.
28 Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по
желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час

Практический очерк содержания рядового чтения

История этого Евангелия о жене хананейской имеет много сходства с Богоборством Иакова; как там, так и здесь изображается, с одной стороны, усиленная и смиренная молитва, а с другой — непоколебимое дерзновение. Что высказал Иаков в словах: "не отпущу Тебя, пока не благословишь меня" (Быт. 32:26), то самое высказывает хананейская жена во всех своих отношениях к Иисусу Христу. В обоих этих случаях слабейший одерживает, посредством веры и молитвы, победу над сильнейшим. Таким образом, не погрешим, если скажем, что главная мысль дневного Евангелия, это — борьба молящегося с Богом.
l. Начало этой борьбы изображается в следующих чертах:
а) Лицо, с которым молящийся борется (ст.22) (Господи, сын Давидов);
б) повод к борьбе, заключающийся в величии нужд и в сознании собственного бессилия к их устранению (ст.22) (помилуй меня)
в) глубочайшее основание этой борьбы — полная уверенность во всемогуществе и благости Иисуса Христа.
2. Продолжение этой борьбы обнаруживается в том:
а) что молящийся не престает молиться, хотя Иисус Христос, по-видимому, не внемлет молитве (ст.23 [1250]) (не отвечал ей ни слова), хотя Он, несмотря даже на ходатайство других, отказывает в помощи (ст.24 [1251]);
б) что молитва постоянно усиливается, с новым дерзновением (ст.25 [1252]);
в) что молящийся, при глубоком смирении и сознании своего ничтожества, не перестает надеяться на услышание своей молитвы (ст.26–27 [1253]).
3. Исход этой борьбы:
а) вера усиленно молящегося прославляется (ст.28 [1254]) (велика вера твоя) и
б) получает просимое (ст.28).
Что касается частных истин, внушаемых дневным Евангелием, то они могут быть выражены так:
(Ст. 22); Нужда ведет к Богу. Образец достойной матери. О чем напоминает нам мысль, что большая часть из нас были предметом неусыпной и горькой заботливости наших родителей? Как преступно и опасно обращаться к Богу в нужде и забывать Его в радости! О семейных испытаниях. Школа креста — самая лучшая школа.
Ст. 23): Почему Господь не всегда внемлет нашим молитвам? О некоторых случаях, где мы, по примеру Иисуса Христа, можем скрывать некоторое время наши истинные намерения.
(Ст. 24–25): Не должно ослабевать в молитве, несмотря на кажущийся отказ.
(Ст. 26): О предрассудках.
(Ст. 27): Поучительные размышления о царстве животных, или о важных истинах, открывающихся при сравнении мира животных с миром людей.
(Ст. 28): О свойствах великой веры и т. п.

Хананейская жена, как образец благородной женственности

"И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется" (ст.22).
1. Главные черты этого образца.
В нем обнаруживается:
а) Самоотверженная материнская любовь. Справедливо говорят, когда утверждают, что любовь наилучшим, наичистейшим и наиблагороднейшим образом проявляется в материнских стремлениях. Если подумаем, как рано эта любовь начинается, — как много она делает, — сколько приносит жертв, — и как долго продолжается, то не можем не согласиться в справедливости такого утверждения.
Доказательством этого служит мать язычница в нынешнем Евангелии.
Ни тесная толпа народа, ни опасение получить отказ не препятствует ей приблизиться к Иисусу Христу и вопрошать к Нему: " помилуй меня, Господи, сын Давидов!"
Таким образом, хананеянка представляет образец самой искренней материнской любви.
б) Мудрое отношение при материнских страданиях.
Требовалась, вероятно, немедленная помощь (дочь моя жестоко беснуется) или, что еще вероятнее, болезнь была такого рода, которая по обыкновенным опытам принадлежала к неисцелимым, но которую Иисус Христос исцелял уже в других местах. В обоих случаях мать-язычница пользуется надлежащей минутой и удобным обстоятельством.
Быть может, Спаситель только на короткое время останется в чужой стране, надобно, следовательно, спешить к Нему с мольбой о помощи.
Он, Тот Самый, который уже многократно исцелял подобные телесные недуги, если надеются на Него. Он так любит благотворить.
Обе мысли могли занимать озабоченое сердце матери и обе направлены были к тому, чтобы улучить удобную минуту обратиться туда, где единственно возможна была помощь.
в) Скромность и тонкость при кажущемся отказе в помощи.
Как убедительно просит скорбная мать, — но Иисус Христос не отвечает ей ни слова (ст.23 [1255]).
Сами ученики просят за несчастную, но и они слышат ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева (ст.24).
Не страшаясь такой жестокости, кланяется она Спасителю и еще раз в своей материнской скорби взывает: "Господи! помоги мне!" (ст.25). И когда теперь Господь продолжил Свой жестокий ответ в духе иудейских понятий, когда Он сказал: "нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам " (ст.26), — с какой тонкостью и остроумием обращает она эти слова в свою пользу! "Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их" (ст.27).
Если теперь представим себе, что все это происходило в минуту крайней нужды, что эта скромность, это мужество и эта тонкость были исключительно делом материнской любви, то в каком высоком достоинстве представится нам тогда поступок скорбящей жены!
2. Для кого в особенности поучитлен этот образец благородной женственности, представляемый хананеянкой?
а) Для вас, мужья, чтобы убедить вас, что женщина, особенно в семейных страданиях, обнаруживает часто гораздо более мужества и твердости, чем мужчина.
Премудрый и вседобрейший Творец предназначил мужьям все те занятия, где тробуется высшая степень напряжения сил душевных и телесных, где нужно бывает сопротивлятъся всякого рода опасностям.
Но и жене также дана своя задача жизни, где она может развивать свои высокие качества. Тихий домашний круг — вот поприще для ее великих добродетелей, часто недостижимых для мужчины в такой степени и твердости!
Мать в нынешнем Евангелии.
Да послужит это уроком для тех, которые часто не отдают справедливых заслуг женскому полу, пусть мужья, имеющие таких спутниц жизни, питают к ним высокое уважение и любовь.
б) Для вас, которые носите почтенное имя матерей. Жена язычница в нынешнем Евангелии представляет вам прекрасный образец заботливости о больном дитяти.
Но священные обязанности материнские простираются гораздо далее. Как физическое, так и первоначальное нравственное воспитание детей большей частью зявисит от матерей.
Как много может сделать мать при верном исполнении своих обязанностей в домашнем кругу! К каким добродетелям может она приучить своих детей!
Испытайте себя, матери, таковы ли вы в вашем кругу, и радуйтесь, если ваша совесть не упрекает вас в нарушении материнских обязанностей.
в) Для тех, которые заботятся о болящих членах семьи.
Заботливая мать в нынешнем Евангелии сделала все, что необходимо и желательно в этом случае.
Сердечнейшее участие, возможно скорая и полная помощь, неутомимое терпение — личная жертва всякого рода.
Будем и мы проявлять такие добродетели там, где Господь посещает нас семейными болезнями!

Иисус Христос облеченный призраком зла

"Но Он не отвечал ей ни слова" (ст.23).
Везде, во всех рассказах евангельской истории мы видим Иисуса Христа кротким, милосердым, исполненным любви и сострадания. Но внынешнем Евангелии совершенно иначе.
Он, Который всегда был сострадателен, кажется жестоким; Он Который везде поступал с мудростью, говорит теперь в духе иудейских предрассудков и является вообще в чуждом, особенном виде, с призраком зла.
1. В чем это обнаруживается?
а) В том, что Он не обращает, по-видимому, ни малейшего внимания на просьбу несчастной матери.
Если кто в состоянии убедительно просить, то это, конечно, истинная мать. Ее любовь не страшится обыкновенно никаких жертв. В ее внешнем виде, как и в тоне ее речи, слышится всегда что-то весьма трогательное, раздирающее. Поэтому просьбе благородной материнской любви редко может противиться человек мудрый и чувствительный.
Хананейская жена, по рассказу дневного Евангелия, находилась действительно в таком состоянии (ст.22).
И, однако, как странен кажется поступок Иисуса Христа в тексте! Евангелист замечает кратко, что Господь не обратил никакого внимания на просьбу матери: "Но Он не отвечал ей ни слова" (ст.23).
Не есть ли это некоторый призрак зла в отношении Иисуса Христа к хананейской жене?
б) В том, что Он, несмотря даже на ходатайство Своих учеников, остается, по-видимому, равнодушным и непреклонным.
Что чужой человек часто не в состоянии достигнуть, в чем мы отказываем ему лично, быть может, по важным причинам — в том он успевает иногда через дружное ходатайство наших друзей и знакомых.
Просьбам их мы нередко уступаем, и наша некоторая строгость посредством этого смягчается.
Нечто подобное мы видим и в дневном Евангелии, потому что прямо говорится: "и ученики Его, приступив, просили Его" и т. д. (ст.23).
Но и это не подвигло Иисуса Христа к состраданию, Он остается неумолимым.
в) В том, что Он при этом случае с намерением выражается в духе иудейских понятий и предрассудков.
Везде мы видим в Иисусе Христе любовь, объемлющую весь род человеческий, без различия племен и наций, а ныне слышим из уст Его: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева" (ст.24); ныне Он сам, по-видимому, разделяет со Своими соотечественниками понятия иудейской гордости, называет людей, не принадлежащих к израильскому народу, псами (ст.26).
Таким образом, весь рассказ нынешнего Евангелия изображает нам Иисуса Христа в особенном, чуждом Ему виде, и если бы стих 28 [1256] не дал нам ясного заключения о поступке Его, то мы не в состоянии были бы удалить от него некоторой тени зла и т. д.
2. Чему можем мы научиться из такого отношения Иисуса Христа? Очень многому:
а) Не придавай никогда без нужды обманчивого вида твоим поступкам, но только тогда, если нельзя иначе достигнуть чего-либо истинно доброго и благородного.
Поступать так обязывает нас пример Иисуса Христа. Только в редких случаях мы видим, что Он старался скрывать свои истинные намерения, что Он принимал обманчивый вид. В настоящем случае Он делает исключение потому только, что все здесь так благоприятно соединилось, чтобы уничтожить таким образом вредный предрассудок в Своих учениках.
Перейдя однажды тесные пределы Своего отечества, Он находился между язычниками, на которых иудеи смотрели с презрением, убитая горем мать приближается к Нему, иудейская жестокость и немилосердие к иноплеменникам должны были тут высказаться сами собой. Как благоприятно соединилось здесь все, чтобы дать почувствовать Его ученикам предосудительное ослепление их соотечественников!
В таких отдельных редких случаях можем и мы позволять себе иногда обманчивое отношение к другим и т. д.
б) Не осуждай с негодованием резких или странных поступков людей мудрых и добрых.
Конечно, истинная мудрость и добродетель имеют неизменные основания, по которым они действуют. Но высшие обязанности заставляют иногда показывать себя с оборотной стороны.
Как часто правительственные лица вынуждены бывают, для сохранения всеобщего благодетельного порядка, казаться жестокими и непреклонными к отдельным личностям!
Как часто благоразумный учитель должен предпринимать крутые, по-видимому, меры, если он желает достигнуть своей цели между вверенным ему юношеством! и т. д
Но такой образ действий людей мудрых и благородных часто подвергают превратным толкам, и на основании отдельных, мнимо странных поступков оценивают всю их деятельность.
Удержимся от таких суждений, не станем клеймить странных, по первой видимости, поступков людей, известных своей мудростью и добродетелями. Мы несправедливо осудили бы Иисуса Христа в нынешнем Евангелии, если бы остановились только на его кажущейся жестокости, не вникнув в цель Его действий и не обратив внимания на трогательный конец рассказа.
в) Научись от Иисуса Христа такому познанию людей, которое всегда пользуется надлежащими средствами для благотворного влияния на других.
Иисус Христос быстро обозревает обстоятельства, среди которых Он должен был здесь действовать. Он ступил на на клочок языческой земли, что, быть может, для самих учеников Его казалось странным. Он слышит вопль матери и тотчас решает: здесь приличное место, здесь соединились самые благоприятные обстоятельства, чтобы уничтожить столь пагубный народный предрассудок, разделяемый Его учениками.
Такое присутствие духа, такое мгновенное применение удобного случая к доброму делу необходимо часто и для нас, если мы желаем достигнуть добра между нашими собратьями. Tо и другое мы можем усвоить себе, если пользуемся своим и чужим опытом прошедшего, если внимательно наблюдаем за людьми вообще и за окружающими вас в особенности, и если мы проникнуты истинной любовью ко благу человечества.

Каковы должны быть наши чувства и расположения перед молитвой, во время и после молитвы?

"И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов!" (ст.22).
Кратка эта молитва, но она исходит от сердца. Мы говорим много слов в молитве, но наши слова, большей частью, одни звуки. Молятся по привычке, по заведенному порядку, не думая ни о том, что делают, ни о том, что говорят: отсюда происходит, что мы редко получаем то, о чем просим (Иак. 4:3 [1257]).
Есть три недостатка, вследствие которых наши молитвы делаются не только бесполезными, но и преступными перед Богом: Молятся без приготовления, не желают того, о чем просят, говорят Богу одно, а делают другое. Поэтому рассмотрим: — Каковы должны быть наши чувства и расположения перед молитвой, во время и после молитвы?
1. Перед молитвой.
Необходимо предварительное приготовление к молитве (Сир. 18:23). Земледелец не вверяет зерна в неприготовленную землю; и когда представляются какому-либо знатному лицу, то наперед обдумывают, что и как с ним говорить. Так и в молитве.
Молящийся должен предварительно предложить себе три вопроса: кто я? где я? и что хочу делать?
а) Кто я? Бедная тварь, которая сама по себе ничего не имеет, которая сама по себе ничего не может, которая сама по себе ничто, — жалкий грешник, достойный вечного наказания и т. д.
б) Где я теперь? Перед лицом моего Творца и Владыки, в присутствии Того, Кого трепещут херувимы, Кто одним словом и в один миг может превратить меня в прах и проч..
в) Что я хочу делать? Беседовать с Богом, прославлять Всесовершенного, благодарить Всеблагого, просить Всемогущего, — молиться, но не в мое имя, а во имя Иисуса Христа, Его Сына, Который, по выражению святого Амвросия: "есть наши уста, посредством которых мы говорим с Богом," [1258] следовательно, молиться не за себя только, но и за всех верующих, составляющих тело Христово и т. д.
2. Во время молитвы.
Необходимо, чтобы наши чувства согласовались с нашими словами, чтобы мы действительно желали того, о чем просим.
Но таковы ли на самом деле наши молитвы? Для примера возьмем молитву Господню, которую мы произносим чаще других и посмотрим: действительно ли наши чувства согласуются с нашими словами?
а) Желаем ли мы от всего сердца, чтобы святилось имя Божье, чтобы пришло царство Божье и т. д.?
Прося, чтобы воля Божья была якоже на набеси и на земли, не имеем ли мы сами воли, противной воле Божьей и проч.?
Когда мы просим о насущном хлебе, не ограничиваем ли мы своих желаний только нуждами телесными, не думая о нуждах души, которую мы должны питать с большей заботливостью, чем тело?
Искренно ли мы говорим, когда молим Бога, чтобы Он простил нам грехи, как и мы прощаем другим?
Когда мы просим Бога, чтобы Он не ввел нас в искушение, не имеем ли мы сами намерения подвергнуться ему? Не храним ли тайной привязанности ко злу, когда молим Бога избавить нас от лукавого?
Испытайте вашу совесть по всем этим вопросам: не противоречит ли ваше сердце вашим словам, когда вы произносите: Отче наш!
б) "Во время наших молитв мы, как бы жалкие нищие пред вратами великого Отца семейства. Посмотрите на нищего, когда он просит милостыню: его взор, его жесты, тон его голоса, трогательные движения, с которыми он выражает свои нужды, свое горе, свою жалость, — все это выражает его желание получить то, чего он просит. Вы сами, когда обращаетесь в трудных обстоятельствах за помощью к какому-либо лицу, не бываете ли всецело заняты тем, что ему сказать и что он вам ответит? Вы устремляете на него ваши взоры; вы говорите с ним почтительно и степенно; вы не думаете тогда ни о чем другом. Если вам откажут, вы домогаетесь; и чем тягостнее ваши нужды, тем сильнее ваша просьба. Ах, если бы вы молили Бога так, как вы молите людей, когда нуждаетесь в их помощи." [1259]
в) Есть, впрочем, случаи, когда мы молимся искренно и усердно, — это тогда, когда мы находимся в опасности потерять имущество или жизнь; когда мы, не имея другого прибежища, кроме Провидения, обращаемся к Нему с воплем о спасении и т. д. Отчего же в этих случаях наша молитва так пламенна? Оттого, что она исходит от сердца, что сердце искренно желает того, о чем просят уста. Между тем, когда дело идет о нуждах нашей души, мы молим об одном, а желаем другого.
3. После молитвы.
Необходимо, чтобы мы самим делом домогались того, о чем просили Бога в молитвах.
Если судить о наших чувствах и поступках по тем словам, какие мы произносим в молитве, то нас можно считать совершенными христианами. Но так ли на деле?
а) Вы молитесь, чтобы святилось имя Божье, пришло Его царствие, была Его воля: что может быть прекраснее этого? Но вместо того, чтобы святить это святейшее Имя, вы сами хулите его и даете повод другим хулить.
Вместо того, чтобы дать место в нашем сердце царству Христову, вы уступаете его царству мира.
Вы говорите: "Отче, да будет воля Твоя!" между тем, как вы хотите тысячи предметов, которых Он не хочет или даже вы не хотите ничего такого, чего Он хочет.
б) Вы просите насущного хлеба, а сами злоупотребляете благами, ниспосылаемыми вам Промыслом: тратите в один день то, чем могло бы просуществовать ваше семейство целую неделю. Ваши житницы полны, между тем, как бедные у ваших ворот умирают с голоду. Вы не трудитесь, живете в праздности, хотя и вы обязаны, подобно другим, в поте лица приобретать хлеб. Вы просите насущного хлеба, между тем, по Слову Божьему, "если кто не хочет трудиться, тот и не ешь" (2 Фесс. 3:10).
в) Вы продолжаете далее: "остави нам долги наши, как мы оставляем должникам нашим," а питаете ненависть к своим врагам, — "не введи нас во искушение," а ищете его и поддаетесь ему, — "избави нас от лукаваго," а храните спокойно зло греха в вашем сердце.
Таким образом, ваши действия совершенно противоречат вашим молитвенным прошениям.
г) Я верую, говорите вы во единого Бога Отца, Вседержителя, — в Иисуса Христа, Сына Божия, — в Духа Святого, — в Святую Апостольскую Церковь и т. д. Прекрасное исповедание веры!
Но если вы веруете в Бога, то отчего часто думаете и поступаете так, как бы Его вовсе не было? Если Он — ваш Бог, то где честь, которую вы должны воздавать Ему? Если Он — ваш Отец, то где ваша любовь, которою вы обязаны Ему?
Если вы веруете в Иисуса Христа, то зачем охотнее следуете учению мира, чем Евангелию?
Вы веруете в Святого Духа и в Церковь — почему же вы внимаете басням невежества и ложной учености, вместо того, чтобы слушать Церковь, которая учит вас устами пастырей?
И вечером и утром вы говорите: верую, верую: но к чему служит такая вера ваша, если вы живете, как неверующий?
Заключение.
Как невозможно хорошо жить без истинной молитвы, потому что мы ничего не можем без благодати: так невозможно и истинно молиться, когда не ведут и не желают вести христианской жизни. Мы живем плохо, потому что молимся плохо; и с другой стороны, плохо молимся, потому что плохо живем.

Извинения и оговорки против молитвы вообще и в особенности молитвы просительной

"И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов!" (ст.22)!
Болезнь дочери побуждает несчастную мать обратиться с просительной молитвой к Господу.
Это должны делать также и мы.
Но многие вовсе не молятся и не просят Бога. Что они об этом думают и говорят? Какие представляют на это извинения и оправдания?
1. "Я не могу молиться, этого я не понимаю!" думают и говорят многие и выражаются так:
а) "Я ни в чем не нуждаюсь. Я не могу жаловаться ни на здоровье, если я не болен; ни на отсутствие хлеба, если я его уже имею" и т. д.
Против этого можно сказать многое. Если мы действительно не имеем никакой телесной нужды, за то всегда имеем нужды духовные: мы нуждаемся в благодати и проч. "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его" (Матф.6:33) и проч.
Мы всегда находимся в опасности греха.
Если у тебя нет никакой собственной вещественной нужды, за то имеют ее другие, а мы обязаны молиться друг за друга. "Даждь нам" и проч.
б) "Я не знаю, что и как выражать в своей просительной молитве ".
Делай это, подобно детям или нищим, которые в затруднительных обстоятельствах всегда находчивы, есля в чем-либо нуждаются. Кроме того, ты имеешь готовые уже молитвы.
Нет нужды в длинных молитвах: довольно кратко выразить Богу нужду своей души.
в) "Я — грешник."
Совершенно справедливо, что Бог молитвы грешника, или грешной молитвы не слышит. Если мы просим у Бога чего-либо такого, что препятствует спасению души, то Он не дает. Но грешник может и смеет просить и молиться, иначе никто не смел бы этого делать. Мы должны сознать нашу греховность и принести раскаяние. Даже между нами оскорбленный часто является на помощь оскорбителю. Закхей, Магдалина, разбойник были также грешники, но их молитва не была отвергнута.
2. "Я не умею молиться, это меня не радует!" говорят некоторые и подтверждают это следующими основаниями:
а) "Я не умею избегать рассеянности в молитве."
Конечно, достойно сожаления, что часто рассеиваются в молитве, но ради этого молитва никак не должна быть оставляема. Другие труды часто также не удаются, встречают много препятствий, однако следует продолжать трудиться и препобеждать препятствия. Если серьезно нуждаются и укрепляются благодатью Божьей, то могут избежать рассеянности в молитве.
Мы были бы слишком счастливы, если бы каждое наше прошение легко удавалось.
а) "Мое сердце не тепло."
Конечно, мы должны ощущать в сердце радость, если молимся. Нет ни одного чувства на земле более отрадного и приятного для сердца человеческого, как пламенная молитва.
Но, однако, молитва не должна быть по преимуществу трудом. Труды часто не имеют в себе никакой отрады, но мало по малу дают нам радость и отраду.
в) "Я не нахожу никакого утешения, никакого укрепления, никакой помощи."
Конечно, но потому-то и надобно молиться пламенно и неотступно, и, наконец, найдут то, чего искали. Может ли земледелец или ремесленник бросить свой труд, если он определенное время трудится, не видя конечного результата?
Часто мы жалуемся несправедливо. "Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений" (Иак. 4:3).
3. "Я не должен и не смею просить и молиться, это не нужно и невозможно," — и в подтверждение этого приводят следующие отговорки:
а) "Бог знает Сам наши нужды." Справедливо. Сам Иисус Христос научил нас этому, но Он же заповедал нам просить и молиться (Иоан. 16:24 [1260]). Не ради Бога, но ради нас самих мы просим и молимся. Мы сами должны сознать свое бессилие и нужды, для того чтобы тем выше ценить полученные нами дары Божьи. "Бог хочет чтобы Его просили; неотступною мольбою Он побеждается." [1261]
б) "Бог благословляет также и тех, которые не молятся. Вот мои соседи, а там богатые люди, которые никогда не ходят в церковь, и однако ж Бог благословляет их" и т. д., — говоришь ты.
Но знаешь ли ты, что они не молятся и никогда не молятся? Разве невозможно, чтобы Бог благословлял их ради молитв других? Не имеют ли они в себе какого-либо добра, которое Бог хочет наградить здесь, чтобы лишить их награды в другой жизни? И не лучше ли, когда Бог благословляет нас, если мы молимся Ему, чем когда Он бросал бы Свои благодеяния недостойным и благословлял бы нас, как врагов?
в) "Я имею много забот."
Чем больше имеют трудов и занятий, тем более нуждаются в помощи и благодати Божьей, чтобы не остались наши труды бесплодными; а для этого нужно молиться. Молитва есть обязанность христиан и обязанность первая, которую они должны исполнять.
Если у тебя нет достаточно времени для молитвы, то знай, что один уже молитвенный вздох к Богу есть уже молитва.

Терпение в молитве

"А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне" (ст.25).
Жена хананейская представляет замечательный пример постоянства и терпения в молитве. Несмотря на невнимание к своему молитвенному воплю (ст.23), даже на решительный, на первый взгляд, отказ (ст.24–26 [1262]), она не перестает молиться (ст.25) — и ее молитвенное терпение было награждено: она получила, чего желала (ст.28 [1263]). Следуя ее примеру и наставлениям Слова Божьего (Кол. 4:2 [1264]), научимся и мы не ослабевать духом в скорбных обстоятельствах жизни и стяжать — терпение в молитве.
Этого требует:
1. Благо, о получении которого мы просим Бога.
Если бы дары благодати и спасения были подаваемы всегда без нашего усиленного искания и молитвы, тогда человек немощный так привык бы к ним и так мало стал бы ценить их и беречь, как мало ценит он воздух, которым однако ж дышит, и воду, без которой не может жить.
"Что с большей медленностью даруется, то с большей приятностью получается; скоро испрошенное теряет свою цену. Проси, ищи, настаивай в прошении, возрастай в поиске. Для тебя сохраняет Бог все то, чего не хочет скоро даровать тебе, дабы ты научился ценить высоко великое." [1265]
2. Совершенство молитвы, которая по мере своей неотступности делается тверже, чище и совершеннее.
Как золото, которое чем дольше бывает в огне, тем лучше очищается и блестит, так и молитва, по мере терпеливого в ней пребывания, получает высшее достоинство, ибо тогда особенно открывается нам случай показать нашу веру, преданность, смирение, усердие.
"Молитвенный глас наш часто от того является более совершенным, что долго бывает не услышан; и тогда как наши прошения остаются без исполнения, молитвы наши выше восходят от корня наших помышлений, подобно тому, как семена чем медленнее восходят на поверхность земли, тем бывают многоплоднее." [1266]
3. Необходимое условие успеха молитвы.
Это мы видим из примера хананейской жены и из двух притч Иисуса Христа (Лук. 11:5-10; [1267] 18:1–8 [1268]), в которых главным условием благоуспешности наших молитв ставится неослабное терпение в них.
"Да не унываем же и не ослабеваем, если не бываем скоро услышаны; ибо Господь медленностью мудро возбуждает в нас постоянную бдительность, желая украсить нас венцом терпения и зная время, когда для нас более вожделенно получить желаемое." [1269]

Образец достойнейшей матери в нынешнем Евангелии

(Ст. 22).
1. Она с нежностью заботится.
Ее больная дочь — единственный предмет ее забот; она оставляет все, предпринимает все, чтобы только спасти ее.
Какая материнская любовь! (Исаии 49:15 [1270]).
Матери, будьте такими матерями!
Дети, цените такую материнскую любовь!
2. Она действует с мудростью.
Она обращается к истинному Врачу и Спасителю, чувствует Его, обнаруживает тонкий ум в своих ответах.
Матери, старайтесь и здесь подражать этой матери!
3. Она с самоотвержением препобеждает все препятствия.
Она остается твердой в своей решимости, непоколебимой в своей вере.
Матери, будьте подобны ей!
Заботьтесь о благе ваших детей, не ослабевайте в их воспитании, уповайте на Бога.

Школа креста — самая лучшая школа

(Ст. 22).
В ней находят:
1. Самого лучшего учителя.
Учителя —
а) Который не оставляет ни одного из Своих учеников,
б) Который всех их подробно знает.
в) Который ясно предугадывает, что может выйти из каждого ученика.
г) Который с самых ранних лет принимает Своих учеников под Свой надзор и выпускает их уже самостоятельными и готовыми для будущей жизни.
2. Самое лучшее обучение.
Главные уроки обучения гласят так:
а) что человек посеет, то и пожнет;
б) страдает ли кто, пусть молится; благодушествует ли, пусть поет!
в) "Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни!" (Иоан.6:68).
г) "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам!" (Мат.6:33).
3. Самое лучшее воспитание.
Воспитание крестной школы делает
а) безумных умными, а умных мудрыми;
б) гордых смиренными, а смиренных смиренномудрыми;
в) плохих добрыми, а добрых лучшими,
г) слабых сильными, а сильных непобедимыми.

Почему Бог не внемлет иногда нашим молитвам в нужде?

(Ст. 23).
Мы хотим здесь:
1. Убедиться, что Бог так поступает с нами.
Как Иисус Христос поступил с хананейской женой, так и Отец небесный часто поступает с нами. (Псал. 89:13; [1271] Иер. 15:18 [1272]).
2. Понять цель, почему Он так поступает.
а) Он хочет через это привести нас к смиренному сознанию нашего недостоинства (ст.24–26);
б) испытать нашу веру;
в) наконец, доставить нам тем большую радость (ст.28).
3. Запечатлеть истины, вытекающие из такого отношения к нам Бога:
а) Смиряйся в нужде пред Ним (Исаии 66:2; [1273] Псал. 33:19; [1274] 50:19 [1275]).
б) Не ослабевай в молитве к Нему (Лук. 18:1; [1276] Мф.7:7; [1277] Иоан. 16:23 [1278]).
в) Не переставай иметь надежды на помощь от Него (Псал. 39:2; [1279] Сир. 7:10 [1280]).

Свойства великой веры

(Ст. 28).
Выражаются в том, что она:
1. Истинная, поскольку обращается с молитвой к истинному Врачу и Избавителю от всякой нужды и скорби (ст.21, 22).
2. Исполненная терпения и упования, ибо она не унывает и не отчаивается, хотя Господь и медлит со своей помощью (ст.23. 24),
3. Смиренная, ибо человек при ней считает себя самым ничтожным существом, которое надеется на одну лишь благость Спасителя (ст.25).
4. И посему достойная благодати, ибо получает помощь (ст.28).